Донецк: ВСУ накрыло «Градами» и «Ураганами» жилые кварталы

2 февраля в 22:05 Донецк вздрогнул от тяжелого взрыва. Окна зазвенели даже в центре города. Понеслась тревожная перекличка: «Откуда?! Где?! Что?!»

Ехать по ночному городу было красиво, но страшновато. Когда выяснилось, что снаряд прилетел «на мотель» — в Калининский район рядом с Макеевской объездной, комендантский час уже наступил, так что машину могли остановить в любой момент.

Не остановили.

А привычный перекресток было не узнать.

Мощный взрыв уничтожил магазин, разворотил автобусную остановку (очень-очень часто здесь просили остановить идущие через Макеевку междугородние автобусы — «мне на мотеле») и переломал деревья.

На трассе стоял обуглившийся уже автомобиль, попавший под взрывную волну.

Потом удалось узнать, что в нем ехали люди. Двоих забрали в морг.

Раненых оказалось много. Всего — тринадцать человек, из них двое маленьких детей в возрасте до десяти лет. Взрывная волна выбила окна и двери в трех домах, расположенных поблизости.

Район раньше считался безопасным, его не обстреливали даже в 2014 году.

Обстрелы начались только несколько дней назад: на соседнюю улицу прилетел артиллерийский снаряд, осколками уничтожена машина скорой помощи и ранено четыре человека.

В бомбоубежище плакал ребенок. Вообще там было очень много людей, не хватало сидячих мест, и детей было тоже очень много. Чем-то все это напоминало отделение неотложной помощи в больнице.

Молодой парень с перевязанной головой и пятнами крови на тельняшке болезненно морщился.

— Тебе уже можно водичку? — тревожно спрашивала его девушка.

— Не… — шептал он. — Хотя хочется очень…

— Я из Дебальцево, — объясняла семидесятилетняя женщина. (Ее звали Галина Ивановна, и я все время смотрела на ее куртку, пока не сообразила, на чем задержался взгляд: на сочетании желтого и синего цветов. Казалось бы, обычное сочетание, но не в Донецке и не сейчас.) — У нас там все побило, так нас сюда переселили. Теперь и здесь все побили. Можно я привет Юлии Владимировне и Порошенко передам? Можно? Пока они там со свитой в семьдесят человек в Америку катаются, нас тут убивают, стреляют по нам. Кто они после этого, вот кто?»

Нервный усталый мужчина объяснял: спокойно, сейчас всех эвакуируют в общежитие в Буденновском районе.

«Понимаете, тот район сейчас, наверное, самый безопасный. Сами знаете — уже и в центр прилетало, и сюда начало прилетать. А туда еще не бьют. Есть двадцать мест в автобусе прямо сейчас», — говорил он.

Люди вставали, подбирали вещи. Сидеть дальше в холодном подвале со скользким полом никто не хотел. А оставаться в квартирах с выбитыми окнами и дверьми тем более невозможно.

Анна Долгарева

Ридус