Африканская чума под украинским соусом

Андрей ГРЕЧ, Северодонецк

То ли ползёт африканская чума свиней в «Луганской области», то ли нет, доподлинно неизвестно, но на слухах о ней по подворьям селян расползлась чума пострашнее свиной.

«Активисты» с грозными шевронами патриотов и «калашами» принялись убедительно разъяснять сельскому быдлу, что африканская зараза поражает всё – свиней, коров, овец, коз, птицу, даже млеко и яйки. Просветительская работа эпидемиологов в камуфляже сопровождалась таким грабежом, что даже безмолвное местное начальство взвыло.

И, надо сказать, помогло. Кое-что из реквизированного вернули хозяевам, а эпидемиологам для проповедей пришлось искать самые глухие места. К этому нужно добавить два несомненных плюса – «ума» засверкала жирком в армейской баланде, а мясной рынок щедро подешевел. Если не сказать – обесценился.

А ещё пошло в рост благосостояние самогонщиков. Если раньше патриотическая шваль несла на товарообмен ворованные патроны, то теперь предлагает на выбор свиное сало, отменную баранину и гусей впридачу. В Счастье и Станице Луганской армейские грузовики превратились в мобильные мясные павильоны с хорошим свиным ассортиментом. И цены – пальчики оближешь! Если, конечно, не боишься африканской чумы. А чего её бояться? На человека она не действует. Вопрос, пожалуй, только в том, что не узнаешь: вот тот смачненький кусочек, он от хрюшки, которую поймали ещё живой, или от не совсем свеженького трупа?

Помните советский анекдот? Лежат на витрине две курицы – импортная и отечественная. Импортная – выпотрошенная, жёлтая, крупногрудая, отечественная – синяя, в перьях, с обвислым клювиком. Пожалела импортная курица подружку по витрине. Говорит: «Какая же ты несчастная. Видать, жизнь у тебя была тяжёлая…». А та гордо так, патриотически: «Зато я своей смертью умерла!».

Сколько хрюшек, умерших своей смертью в «Луганской области», могут шепнуть реквизированным подружкам, что добрые патриоты не сожгли их, а бережно подобрали и аккуратно разделали?