До окончательной победы ещё далеко…

Андрей ЧЕРНОВ

Интервью с писателем Дмитрием Филипповым

С 2014 года Донбасс осознал, что он не брошен на растерзание украинских неонацистов, позабывших всё человеческое и ставших на путь истребления людей. Первые залпы украинских орудий разбудили не только мирные города Донбасса, но и Русский мир. О том, какое влияние на общество и русскую литературу оказали общественный подъём и война в Донбассе порталу «Луганск 1» рассказывает петербургский писатель, публицист Дмитрий Филиппов.

– Дмитрий Сергеевич, как вы восприняли события Русской весны? Какие из них являются узловыми, по вашему мнению?

– Знаете, весной 2014 года было ощущение, что мы наконец-то проснулись, что русские своих не бросают. После референдума в Крыму был небывалый подъем национального самосознания, но уже летом стало страшно. Началась война в Донбассе, в которую до конца никто не верил, и вдруг…

Свалилось. Прилетело. Было чувство, что пахнет большой мировой войной. Это вот прямо в воздухе витало. И вместе с тем я очень хорошо помню свои ощущения на тот момент: готовность идти до конца со своей страной и своим народом. Как можно иначе воспринимать события Русской весны?

После развала Союза русский народ оказался искусственно разделен. Это самый большой разделенный народ в мире на сегодняшний день. И процессы тяготения исконно русских земель к своим корням – это естественные процессы. Только трус, подлец и отступник может не признавать Русской весны.

– Можно ли сказать, что Русская весна закончилась провалом после подавления народных выступлений на юго-востоке Украины?

– Провал – это если бы на здании Донецкой или Луганской администрации развевался жовто- блакитный флаг. Вот это был бы провал. А пока о провале говорить рано. Но и до окончательной победы ещё далеко. И к этому надо относиться с терпением, это просто надо принять.

Идет игра на выживание, долгая, затяжная, позиционная война. И в ней победит тот, кто верно рассчитает свои силы, ресурсы и возможные шаги.

– Сейчас на Украине осуществляется переписывание истории в особо крупных масштабах, идёт значительное ущемление русского языка. К чему это может привести?

– Это очень серьезные процессы, и не стоит их недооценивать. Приведет к тому, что вырастет целое поколение, воспитанное на ненависти к России. Древние укры, выкопавшие Черное море – это уже не смешно.

У меня одна надежда, что квазигосударство под названием Украина в ближайшие несколько лет рухнет или, как минимум, будет серьёзно переформатировано.

Вот один известный художник и писатель, проживающий в Европе, обвиняет русское общество в фашизме. Не туда он смотрит. Главной скрепой украинской национальной идеи на сегодняшний день является ненависть ко всему русскому и советскому. Общество, объединенное ненавистью, – это фашистское общество. Арифметика тут очень простая.

– Как вы представляете будущее республик Донбасса? Что их ждёт? Украинская оккупация, воссоединение с Россией, независимое существование?

– Мне хочется верить в воссоединение с Россией, если этого захочет сам народ Донбасса. Но практика показывает, что это очень долгосрочные исторические процессы. Примеров целая куча: Абхазия, Приднестровье. Но в любом случае Донбасс останется частью Русского мира, он уже заплатил за это кровью.

Может ли Донбасс вернуться в состав Украины? Пожалуй, может. Только если вся Украина станет частью Русского мира.

– В полной ли мере искусство отразило события Русской весны, сам её дух? Или русская культура в начале этого пути?

– Безусловно, мы в самом начале пути, поскольку события ещё не закончились. Нет итога, который стал бы фундаментом для художника. Но уже сейчас можно сказать, что писатели мимо не прошли. Захар Прилепин, Герман Садулаев, Глеб Бобров, Сергей Шаргунов, Николай Иванов написали пронзительные художественные тексты об этой войне. Это я назвал только известных писателей, чьи имена на слуху.

Но в случае с художественным осмыслением событий в Донбассе вот какая штука. Выходят коллективные сборники стихов и прозы, но тексты в них очень разного художественного уровня. Есть сильные вещи, а есть откровенно слабые. Особенно это касается поэзии.

Ситуация в общем-то нормальная. Искренний человек, не обладающий большим поэтическим даром, чувствует потребность отразить свои эмоции и переживания в Слове. Но чтобы культурное признание войны в Донбассе закрепилось в контексте истории литературы, необходим, конечно, большой русский роман. Или, как минимум, авторский сборник повестей и рассказов. Вспомним, как это было после Гражданской войны? Авторские сборники Лавренева, Бабеля, романы Фадеева, Фурманова, Серафимовича, Шолохова… Историю этой войны русскому писателю еще предстоит написать.

– Обращались ли вы к теме Русской весны и войны в Донбассе? Расскажите об этом.

– Безусловно, я не смог пройти мимо. Я написал рассказ «Яблоки» о судьбе ополченца – добровольца из России, прошедшего украинский плен. Он не основан ни на чьей конкретной судьбе, и вместе с тем он обо всех тех, кто по зову сердца отправился в Донбасс защищать русских людей, их право говорить на русском языке и быть причастным к великому русскому цивилизационному пространству.

Это решение требует большого мужества. Я, например, не нашел этого мужества в себе, не смог оставить семью, жену и дочь. Поэтому низкий поклон всем тем, кто защищал и продолжает защищать Донбасс с оружием в руках.

Не может быть двух мнений, кто прав, и кто виноват в этой войне. Не Донбасс первым все начал, не донбасская артиллерия стоит под Киевом и обстреливает мирных жителей. И для русского человека, очень восприимчивого и чуткого к категории справедливости, все предельно ясно.

– Над какими новыми произведениями вы работаете сейчас? Какие у вас творческие планы на ближайшее будущее?

– Сейчас я готовлю к изданию сборник повестей и рассказов. Если все сложится, то он выйдет осенью. И параллельно работаю над большим романом. Это будет крупное историософское полотно, сюжет раскрывать не буду, но основное место действия будет происходить в Карелии. Там будет и русский бунт, и переплетение судеб, и история этой земли, которая веками переходила из рук в руки… Надеюсь, что сил хватит взять поставленную высоту.