Польша и Украина в зеркале Бандеры

Александр ОРЛОВ

Служба безопасности Украины запретила на пять лет въезд в страну мэру польского Перемышля Роберту Хоме за участие в марше местных националистов, провозглашавших антиукраинские лозунги. Мелкий инцидент стал истинным зеркалом нынешнего состояния украинско-польских отношений.

ОКО ЗА ОКО, ЗУБ ЗА ЗУБ

10 декабря 2016 года в польском Перемышле прошел националистический марш «Орлят перемышльских и львовских». Польские «орлята», исполненные жаждой мести  украинским «орлам» волынской резни, проходя мимо здания Украинского народного центра, дружно каркнули: «Смерть украинцам!».

Заметьте, не «Смерть украинским нацистам!», совершавшим преступления против поляков, а именно украинцам. Но – такова природа всякого национализма. У него виновны не преступники, а народы. И нынешняя Украина – тому пример.

Интересно, что официальный Киев пытался замять инцидент. Бывший глава украинского МИДа, а ныне посол в Польше Андрей Дещица прикинулся валенком: подумаешь, «мелочь, пустяк». Звучит почти как анекдот, поскольку «дещица» переводится на русский именно как «мелочь». Но в политике мелочей нет: Дещица нахамил России и Путину, а ответ ему прилетел из Польши. Реальность – дама жестокая и мстительная, но не без чувства юмора.

Тревожный звонок для поляков прозвенел еще во время Майдана. В конце января 2014 года на трассе Львов – Краковец местные нацисты захватили пассажирский автобус с гражданами Польши. Как сообщала свидетельница происшедшего, «один из этих украинских националистов заявил, что «если не хотите в топку», то каждый в автобусе должен прокричать «Слава Украине – слава героям!». Впрочем, как гласили советские плакаты времен войны с Польшей 1920 года, «мы дали панам урок, но этот урок не пошёл впрок».

Прозрение у поляков начало наступать значительно позже, а их правительство и вообще прозревать не собирается.

Недавно польская газета «Gazeta Wyborcza» отметила, что «в польско-украинских отношениях наступили худшие времена с 1989 года». Это, конечно же, некоторое преувеличение, но определенные основания для него все же есть. Соседи чаще стали переругиваться через забор, а братские объятия двух стран всё больше напоминают пьяную уличную склоку.

Польские политики любят говорить о том, что эта страна выступает последовательным адвокатом Украины, поэтому нет ничего страшного, что подзащитный плюет защитнику в лицо, а тот утирается носовым платочком и продолжает толкать речь перед присяжными.

Польшу прорвало только в 2016-м. В июле польский парламент признал так называемую «Волынскую резню», устроенную украинскими националистами, геноцидом. Также была запущена реституция, по которой поляки хотят потребовать возвращение родовых имений на западной Украине. В прошлом году потомки польских собственников подготовили материалы на 1600 исков, первые из них будут поданы в суды Луцка и Тернополя.

В январе прошлого года группа поляков ворвалась в общежитие в городе Кутно, где проживали заробитчане из Украины. При себе у них были кастеты и телескопические палки. Поляки избивали мужчин и женщин, которые попадались им на пути, призывая украинцев немедленно убираться из Польши. В городе Бжеце украинцу досталось на орехи от троих пьяных поляков только за то, что он говорил на польском с характерным восточнославянским акцентом.

«Свидоми украйинци» тоже не остаются в долгу. В прошлом году на пограничном пункте в Раве Русской Львовской области украинцы помяли польских журналистов и ученых из Люблинского университет, одной из жертв поломали ребра. Ученые ехали изучать украинское искусство, а изучили правила рукопашного боя. Теперь придется менять темы диссертаций.

При этом следует заметить, что жертвами нападения на национальной почве чаще становятся украинцы в Польше, а не наоборот, поскольку там много заробитчан с востока. Но так или иначе все эти инциденты так или иначе связаны с тотальной бандеризацией Украины, которую продавливает действующий киевский режим. Поляки, может быть, не очень-то рады порядку, который навёл Бандера в соседней стране, да куда ж им деваться? Вот и расплачиваются за Бандеру заробитчане. Он любил повторять: «наша власть должна быть страшной». Совершеннеёшая правда. Особенно для своих.

САЛОМ ПО МУСАЛАМ

История польско-украинских отношений чревата реваншизмом, но нынешние разногласия между двумя государствами следует искать вовсе не в дебрях времени, а в современности.

Польская пресса дежурно клянет «российский империализм», «агрессию» и прочая и прочая, но при этом, как правило, умалчивает, что вся эта пропагандистская музыка звучит во славу польских амбиций. Польша как была «шакалом Европы» накануне Второй мировой, так ею и осталась. Польские политики пытаются протиснуться под потной подмышкой Большого брата в лице США и ухватить жирный кусок со стола Евросоюза. Варшава видит Украину как зону своего устойчивого политического и экономического влияния. Соответственно, на Россию там смотрят как на природного врага и не останавливаются ни перед чем, чтобы свести на нет российско-украинские отношения.

Как вам, например, заголовок интервью с руководителем польско-российского центра диалога и согласия Славомира Дембского в газете «Rzeczpospolita» – «Убить демона российского империализма»? Содержание, кстати, не лучше заголовка. Ничего себе «диалог и согласие»! Небольшая цитата, чтобы прояснить, что же собой представляет польская внешняя политика Варшавы.

«Польша, преследуя свои собственные интересы, требует от всех партнеров отказаться от силы как инструмента ведения политики», – говорит Дембский. Особенно интересно эта фраза звучит в устах представителя государства, успевшего поучаствовать за последнее время, по крайней мере, в двух крупных военных кампаниях в Ираке и Афганистане. А как же скрытое, но постоянно вылезающее наружу участие Польши в войне на Донбассе? И почему, наконец, Варшава попрекает «силой» Россию, но не спешит устраивать антивоенные митинги под стенами Пентагона? В этом вся польская политика.

В конечном счете, антироссийская и проамериканская позиция вкупе с собственными амбициями привела Варшаву к активной поддержке «майдана» и киевской верхушки, пришедшей к власти путём переворота. То, что переворот осуществлялся не в последнюю очередь националистическими и откровенно неонацистскими силами, официальные польские власти беспокоило мало. Антироссийская истерия была им очень на руку.

И вдруг убийцы «демона российского империализма» с удивлением обнаруживают, что демон-то подкрался незаметно и совсем не оттуда. К тому же враг его не только на востоке. Неожиданное открытие? Кто бы мог подумать?

Все это время польские политики не то, что плевали в колодец, они выделяли в него все, что только может выделить из себя живое существо, а когда пришла пора напиться, стали воротить носы и играть в студенток института благородных девиц. Хотя бандеровский пещерный национализм, насаждаемый сейчас на Украине, – зеркальное отражение долгих политических интриг Варшавы.

А на зеркало неча пенять.