Национализм всегда бесчеловечен

Андрей ЧЕРНОВ

Интервью с белорусским писателем Сергеем Климковичем

Сергей Климкович – белорусский писатель, лауреат Национальной литературной премии Республики Беларусь в номинации «Лучший дебют» (2016). Пишет на белорусском и русском языках. В его творческом багаже произведения самых разных жанров, очень много и плодотворно писатель работает на поле детской литературы. Для детей и подростков Сергеем написан цикл книг «Тайна квартиры № 8». Как публицист Климкович выступил против госпереворота в Киеве в 2014 году И взращивания неонацизма на земле Украины. О том, как видятся события на Украине и в Донбассе из столицы Республики Беларусь, Сергей Климкович рассказывает в интервью порталу «Луганск 1».

Сергей Владимирович, события 2014 года на Украине всколыхнули страны бывшего СССР. Как к государственному перевороту на Украине отнеслись в Беларуси?

– Можно говорить о двух разных группах. Первая – большинство, я в этом уверен, наблюдали за событиями на Украине с тревогой и непониманием. В их числе и я. Было очевидно, что переворот добром не кончится. Все свидетельствовало о предпосылках к началу большого и кровавого конфликта. Нацизм и агрессивный национализм отторгается нами как явление омерзительное, чудовищное, опасное, грозящее бедами и кровью. Вторая группа – в меньшинстве. Они приняли майдан за «апофеоз свободы». Некоторые катались на майдан, выказывали поддержку тем, кто сверг законную власть. Они непоколебимы в своих убеждениях, и даже разразившаяся гражданская война не открыла им глаза.

Я помню времена, когда мы смеялись над «глобусом Украины». Кажется, это была информация, где говорилось о выпущенном глобусе, на котором обозначена только Украина и ничего больше. Тогда это казалось чудаковатой прихотью украинцев, подростковой шалостью молодого государства. А на самом деле в этом «глобусе Украины» уже скрывались зёрна нынешней украинской катастрофы. Оттуда растут ноги истерично-самовлюблённого лозунга «Украина понад усэ!» Они теперь орут это «понад усэ» так, словно от этого зависит их жизнь.

Лозунг, позаимствованный украинскими неонацистами у гитлеровцев…

– Национализм в крайней своей форме омерзителен, как зловонная грязь в окопе. А окопы всегда появляются там, где появляется национализм. Не бывает иначе. Возникают грязь, смерть, кровь, гной и сумасшествие. Национализм всегда говорит: «Подчинись мне, стань таким, как я, прими меня или умри». Третьего варианта нет. Если и существует библейский «всадник смерти», то имя ему Национализм. Национализм – отдушина для подонков, потому что он позволяет оправдать любое преступление, любую подлость, любую мерзость! Оправдать, обелить, поддержать и заступиться. Или беспощадно уничтожить то, что мешает воплощению идей национализма. Национализм никогда не остановится сам, если его не остановить. Он как моровое поветрие – смертельно заразен. И заражаются им слабые душевно, готовые принять мистику, «волшебство» и «силу» идеи превосходства просто по факту рождения. Ни знания, ни душевные качества, ни заслуги человека не является для национализма существенными. Национализм всегда бесчеловечен. Для него не важен человек сам по себе. И даже собственно приверженец национализма тоже не важен, ибо он – только инструмент, расходный материал для торжества идеи. Бей своих, чтобы чужие боялись – это оттуда. Национализм всегда лжив. Недостаток героических событий и героев в прошлом национализм с лихвой компенсирует фантазиями, подтасовками, передёргиванием и извращением истории для оправдания своего существования. У национализма всегда есть враги. Жить без врага национализм не в состоянии. На происки врага он списывает все свои неудачи, поражения и, главное, оправдывает свою жестокость и бездарность. Национализм – одна из форм психического заболевания. Я уверен в этом. Считать себя «понад усэ» – это, вообще-то, мания величия. Национализм искореняется только самыми радикальными мерами, как сорняк. Иных методов, увы, не изобрели.

Я интернационалист и совершенно спокойно дышу в отношении любой нации. Не буду обличать происки сионистов или заговор норвежцев против мира. Мне это кажется смешным и узколобым. Все нации достойны уважения. Но если человек, какой бы он ни был нации, совершает преступление или выказывает неуважение, растаптывая веру и традиции других людей, то примирения с этим человеком быть не может. И мне плевать, какой он нации! Надо вести себя достойно – совестливо и по-человечески. И не важно, кто ты есть и где ты родился. Веди себя достойно, уважая тех, кто тебя окружает. Быть честными и справедливыми – это, на мой взгляд, важно.

Но всё же неонацизм появился на земле Украины. Воздвигают памятники Бандере, в честь военных преступников, сотрудничавших с нацистской Германией, называют улицы. Какие чувства у белорусов вызывает воскрешение нацизма на славянской земле?

– Не могу говорить за всех своих соотечественников. Могу говорить за себя и своих единомышленников. А они составляют большинство. Нацизм на белорусской земле – нонсенс. Особенно если учесть то, что сотворили нацисты с нашим народом в прошлую войну. Каждый второй погиб, замучен. Это входит в генетическую память. Свастика, другие внешние атрибуты и символы вызывают гнев и омерзение. Ничего больше. Появление нацизма на славянской земле – позор для тех, кто забыл о тех испытаниях и ужасах, через которые прошли деды и прадеды. И прошли ради того, чтобы тот же самый полоумный зигующий молодчик-внук жил на этом свете.

Сохраняют ли белорусы духовное единство с братскими русским и украинским народами?

– К этому, как мне кажется, и не надо прилагать особых усилий. У нас общая вера, общая культура, общая история. Фактически один язык, одна среда обитания. Мы переплетены и повязаны родственными связями так, как никто из соседних народов в мире. Не могу говорить от имени украинцев, они прожили за возведёнными искусственными границами больше 20 лет. У нас же с Россией нет границ. Мы близки и понятны друг другу. А тесная экономическая интеграция и культурные связи только способствуют диалогу и контактам. Проводятся совместные выставки, презентации, большие культурные мероприятия вроде «Славянского базара» и «Листапада».

Есть ли проявления неонацизма в Беларуси? Власти и общество борются с этим?

– Есть, но они локальны и практически всегда наказываются, если человек переходит некую черту. И, конечно, судят тех, кто «отличился» в украинских добробатах. Этим людям светит в Беларуси только одно – тюрьма. Вне зависимости от того, что они сами о себе думают. Недавно были суды над двумя белорусскими националистами, воевавшими за Киев.

Здравомыслящие люди Беларуси очень переживают о том, что происходит в соседней стране. И всё же Украина – это не только бандеровцы-националисты, но и нормальные люди. Они есть. Однако они мало что способны сделать для улучшения ситуации.

Слишком сильно влияние Запада. Слишком серьёзную ставку Запад сделал на укрорейх. Именно на укрорейх, а не на Украину. Говорил и повторяю: гниение Украины в интересах США и в целом Запада. Это гниение ослабляет Россию, ослабляет её позиции, потому что при гражданской войне на границах России можно говорить о России всякую чушь, нести любую ересь, публиковать любой русофобский бред, а западный обыватель будет верить. Хотя для обывателя Украина звучит ничем не лучше киношной выдуманной какой-нибудь Кокорнии или Фигегознаетгдестана, где вечно происходит что-то нехорошее. Им чихать на Украину и на то, что там в этой варварской стороне происходит. Чихать. О России западный бюргер мыслит расхожими штампами-страшилками-анекдотами, а про Украину и знать ничего не знает.

Для западных же «элит» важно и дальше держать Украину в полуразложившемся состоянии. Это трагедия не на один год – на десятилетия. Потому что Россия ВЫНУЖДЕНА будет тратить ресурсы не только материальные, но и репутационные, чтобы поддерживать на плаву обезображенный полутруп «сестры». Возможно, кому-то это не нравится, но так будет, потому что в этом суть русских и России. Кстати, готовность вернуться к прежним отношениям неизменно подчёркивал сам Путин.

К величайшему горю нашего общего славянского рода, некоторая часть украинцев избрала этот путь на разложение, на смерть, на муки и мерзость братоубийства. И эта проблема, повторюсь, на десятилетия.

Любую проблему можно решить, только поняв, осмыслив её. Пусть даже через художественные образы. Находит ли эта тема отражение в вашем творчестве?

– Я много пишу в блогах, в соцсетях. В основном сейчас пишу для детей. Стараюсь хотя бы немного заронить в их умы и души трагедию наших славянских народов. У одного из дурных персонажей в моей книге есть такие слова: «Эти киевские князьки такие доверчивые. Одному нашепчешь одно, другому – другое. У одного зависть пробудишь, у другого недоверие, у третьего ненависть. Ну и пошла война-междоусобица, брат на брата, сын на отца! Уж на что сильное племя – славяне, но рассорь их, и можно крутить ими, как вздумается. Хуже, если договорятся между собой… Нет тогда против них никакой силы. Вот поэтому я просил вас рассорить этих негодных детей. Рассорить! Разделяй, понимаете ли, и властвуй! Рецепт успеха любой интриги!»

Трудно ли писать для детей и подростков?

– Это самое непростое дело – писать для детей. Они взыскательнее и острее чувствуют фальшь. Необходимо быть честным даже в сказках.

Детская литература – всегда вызов для писателя, «сканирование» его способностей. Да, именно так, как ни странно. Проза для детей лаконична, необходимо одёргивать себя от соблазна вводить в текст сложные метафоры, раздутые гиперболы, предложения на целый абзац и прочее. Лаконизм, краткость и ясность – этому, оказывается, надо учиться некоторым писателям, если они хотят быть понятыми детьми. К тому же мы помним, чьей «сестрой» является краткость. И для меня детская литература – вызов, экзамен на «детскость», на фантазию, на «мечтательность». Не секрет, что взрослые теряют со временем ощущение детства в себе. По объективным причинам, разумеется. Вот поэтому я начал писать для детей. Первыми появились маленькие повести под названием «Приключения паучка Шуши». Потом появилась серия «Тайна квартиры № 8» и «Загадка Чёрных Часовщиков».