Донбасс – капля сербской крови

Андрей ЧЕРНОВ

Интервью с писателем Драганой Мрджа

Госпереворот на Украине и война в Донбассе привели к повышению интереса к нашему шахтёрскому краю во всём мире. Кто-то проклинал, а кто- то сочувствовал и молился за нас. Сербская писательница Драгана Мрджа посвятила горьким событиям стихотворения, названия которых говорят сами за себя – «Одесса» и «Донбасс» (в будущем году переводы этих стихотворений на русский выйдут в луганском альманахе «Крылья»). Об отношении граждан Сербии к России, Донбассу и бывшей Славяносербии Драгана Мрджа рассказывает в эксклюзивном интервью порталу «Луганск 1».

 

«Бесконечный синий круг. И в нем – звезда»

Милош Црнянский

 

– Драгана, Сербию и Россию связывают многовековые связи. Это и православие, и общность культуры. Как сейчас в Сербии относятся к России и русским?

– Сербия – растерянная и разделённая страна. Это также относится к чувствам по отношению к России. Есть в Сербии люди, которые искренне любят Россию. За то, какой она была, и за то, какой она сегодня есть. Они хотят, чтобы связи углублялись и укреплялись. Но есть и те, которые этого не хотят.

– Востребована ли русская культура и литература в Сербии?

– С 2000 года культуру и другие сферы общественной жизни в Сербии систематически разрушают. Средства массовой информации находятся под строгим контролем правительства, и каждый день мы подвергаемся тому, что я бы назвала «антикультура». Агрессивной пропагандой навязывают «западные ценности» с намерением навсегда изменить сознание людей. К сожалению, частично в этом преуспели.

В СФРЮ (Социалистическая Федеративная Республика Югославия – ред.) большое количество учеников изучало русский язык в школах в качестве обязательного предмета. Теперь русский язык – факультатив, изучается по желанию родителей и детей. Но я до сих пор помню слова своего старого профессора: «Все, что ни будете делать в жизни, кем бы вы ни были, вы не можете стать полноценным человеком, если не прочитали «Войну и мир» и если не читали Достоевского!»

– Это классика. А как с современной русской литературой?

– О современной русской литературе мы почти ничего не знаем. Не хватает информации, переводов, мы не знакомы с тем, что в этой области происходило за последние двадцать лет. Все остановилось на русских классиках.

– В 1990-е годы республики Югославии пережили тяжелый период не только разобщения, но и военных действий. Как это отразилось в общественном сознании?

– Этот период, я бы назвала уничтожением Югославии. Для американского неолиберализма было особо важно – уничтожить суверенное социалистическое государство в Европе в качестве наглядного примера для других и в качестве геополитической основы. Нашли место здесь и ответные меры со стороны Германии из-за выстрела Гаврилы Принципа и двух проигранных войн.

Кстати, не стоит забывать, что мы – маленькая страна без каких-либо заметных природных ресурсов или нефти, которая была в Ираке, Ливии и Сирии. Подавляющее большинство людей не было готово к гибели единой Югославии, им было не ясно, что происходит, а удар последовал быстро, и он был хорошо подготовлен.

Признанием бывших республик в качестве новых государств открылся путь к кровопролитию. Только сейчас, после более чем 25 лет, в сознании людей постепенно становится проясняется, почему и какой безжалостной силе мы были подвергнуты с молчаливого одобрения остальной части мира.

– Сожалеют ли сербы о распаде Югославии? И как к распаду Югославии относятся в других республиках?

– Опять же подобный ответ: одна часть сербов жалеет, другая нет. Я хочу напомнить вашим читателям о том, что Королевство Сербия в самом начале Первой мировой войны, приняв Нишскую декларацию 7 декабря 1914 года, в качестве своих целей освобождения установило объединение сербов, хорватов и словенцев (Нишская декларация принята Народной скупщиной 7 декабря 1914 г. В документе торжественно провозглашалось: «С непоколебимой уверенностью в решимость всего сербского народа до конца отстаивать свое Отечество и свободу, королевское правительство в настоящий судьбоносный момент считает своей главнейшей и единственной задачей – способствовать успешному завершению этого великого вооруженного противостояния, которое с самого начала стало одновременно и борьбой за освобождение и объединение всех наших неосвобожденных братьев сербов, хорватов и словенцев» – ред.).

Королевство Югославия было провозглашено 1 декабря 1918, значит, эта страна существовала ровно 72 года. Естественной тенденцией южнославянских народов к объединению много раз злоупотребляли и использовали в ущерб сербскому народу. Сербы имели наибольший интерес к формированию единой страны, так как они были домочадцами во всех бывших республиках, и желание жить в одном государстве было абсолютно нормальным. Кроме того, сербы своей борьбой и своими страданиями и в Первой и во время Второй мировых войн внесли самый большой вклад в это государство. Эта часть истории напоминает о текущей ситуации в Донбассе.

Сегодня, думается, сербы не имеют желания восстановить Югославию, тем более что теперь это невозможно. Хорватия и Словения являются членами ЕС. Черногория и официальные политики Сербии идут в этом направлении, хотя более половины населения не хочет в ЕС. Удивительно, но мне кажется, что в этот момент самое большое сопротивление к ЕС и к западной политике – в Хорватии, что я узнаю из своих личных контактов. Босния и Герцеговина и Македония являются странами с большими нерешенными вопросами, экономическими и национальными, и большой вопрос, какова будет их судьба. Точно так же, Косово и Воеводина.

– Отражается ли эта тема в литературе? В других видах искусства?

– Очень мало. Мне кажется, просто не было времени, не было временного отстояния, не было того «периода траура», который нужен, чтобы в сердцах деятелей искусства созрел взгляд на этот период. События продолжали погружать нас в хаос – санкции, Косово и Метохия, бомбардировка в 1999 г… всё до 2000 года, когда землю покрыла тьма! После того – только ряд унижений, которым нас подвергают: Гаага, легализованный грабёж, который называется «переход», изменение Конституции… Люди пытались выжить, спасти свои семьи, так что для искусства оставалось очень мало места.

– Значительную часть будущего Донбасса в XVIII веке занимала Славяносербия, центром которой был Луганск. Известно ли гражданам Сербии об этом? Изучается ли в Сербии история сербов в России?

– Да, нашим гражданам это известно, в основном благодаря известному роману «Переселение» писателя Милоша Црнянского, на основе которого был снят фильм. Вдохновение и наибольшее количество фактов Црнянский нашел в «Воспоминаниях» Симеона Пишчевича, сербское издание книги которого появилось только в 1963 году. В нас живёт зерно печали об этих людях, которые навсегда покинули свою страну, чтобы найти какое-то другое время и лучшие места для себя. Я часто говорю: ушли, чтобы не вернуться. И вот такая доля сербского народа, особенно из приграничных районов, краин, повторяется до сегодняшнего дня.

– Как воспринимаются обыкновенными гражданами Сербии события последних лет в Донбассе?

– В наших СМИ редко и спорадически бывают известия о событиях в Донбасе. К тому же пользуются терминами, как «Восток Украины», «правительственные силы», «повстанцы», с явным намерением создать определённое впечатление. Ситуация сравнивается с Косово и Метохией, Республикой Сербской Краиной, хотя всем, кто знает немного историю, ясно, что такие сравнения не подходят. Лично я хотела бы, чтобы сравнивали с Республикой Сербской Боснии и Герцеговины.

Тем не менее, особенно в начале конфликта, люди с улыбкой и с гордостью вспоминали, что сербские связи с Донбассом сильнее и глубже, и что «вот эта капля сербской крови», особенно в Луганске, снова встала, чтобы бороться за свою страну, свободу и справедливость.

– Как вы думаете, что необходимо, чтобы трагические события военных конфликтов не повторялись?

– Изменения в сознании людей. Чтобы они поняли, что их процветание и счастье не должно быть построено на несчастье других. Должны стремиться быть лучше, скромнее, потому что богатство не может купить счастье, но приобретение богатства может много людей сделать несчастными. Патриарх сербский Павел сказал: «Человек не может выбрать время, в котором он родится, ни народ, от которого родится, но от человека зависит, как он будет действовать в определенный момент времени: как человек или как тварь».

– По вашему мнению, нужно ли устанавливать постоянные культурные связи между Сербией и Россией?

– Да! Хорошее слово подобрали: постоянные. За последних 30 лет связи прервались, много времени потеряли. Сейчас есть условия для возобновления контактов, их укрепления во всех направлениях. Конечно же, в первую очередь – культура как лучший посол. И связи между простыми людьми, которые являются основой.

– Нужны ли подобные связи между Сербией и Луганской Народной Республикой?

– Тоже да! Мой ответ будет очень личным. У нас есть исторические, моральные обязательства создать связи с молодой ЛНР. Помогая вам, мы на самом деле помогаем сами себе, возвращаем ценности, которые прятались под ударами, которые мы выдержали. Прятались, но не исчезли!

Нынешние повороты истории лишили славянские народы сознания и чувства принадлежности к одному и единому миру. Эта история мечом и огнём сеяла ненависть и нетерпимость. Эта история приходила незваной, в виде могучих и сильных мира сего, а они отнимали у моего народа единственное, что его хранило: Свободу, Жизнь и Прочность.

Открывается еще один круг возвращения. К себе самим.

Хотим в него?

Должны…

Потому что тот, кто не мы, не в состоянии понять ни возвращения, ни нашей упрямости.

Оно смо, што су нам били ђедови, и што су нас они и време научили.

А изнад нас, изнад сеоба, изнад свега – бескрајни плави круг.

И у њему звезда.

– Конец года принёс страшную беду России. Как отнеслись в Сербии к авиакатастрофе Ту-154?

– В эти дни люди в Сербии искренне скорбят о погибших в авиакатастрофе. Участники русского военного хора имени Александрова всегда были желанными гостями в Сербии. А доктор Лиза своим трудом создала себе памятник для вечности.