Кто действительно убил мэра Старобельска?

Александр ОРЛОВ

22 февраля 2016 года во дворе горисполкома Старобельска был убит мэр города Владимир Живаго, а уже через несколько дней полиция отчиталась в поимке убийцы. Им, по информации украинских правоохранителей, оказался ранее судимый 22-летний житель Марковского района Владимир Береза. Казалось бы, преступление раскрыто, убийцу ждет заслуженное наказание, но это дело с самого начала внушало подозрения, что с действиями полиции что-то не так.

По информации источника «Луганска 1» в полиции «Луганской области», вещественные доказательства по делу были подброшены Березе сотрудниками областного аппарата МВД. Был найден пистолет с глушителем и некоторое количество марихуаны, достаточное для возбуждения уголовного дела. Полицией был задержан также якобы безымянный подельник Березы.

«Как только стало ясно, что расследовать (убийство – А.О.) не позволят, была поставлена задача – утопить дело в версиях и найти «терпилу», на которого можно повесить убийство. Об этом не говорилось прямо, но опытных ментов не проведёшь», – сообщил источник.

Эта информация не расходится с тем, что сообщали другие источники. С самого начала расследования подозрения в том, что полиция занимается очковтирательством, появились и у сторонних наблюдателей. Сайт «Живой Старобельск» писал через 100 дней после гибели Живаго: «В Старобельске широко бытует мнение, что убийство Живаго совершили отморозки из банды «Айдар» как теракт «сепаров», после чего их кураторы из СБУ должны были начать активную чистку всего северного крыла от «террористов». Но что-то у них пошло не так».

Как отмечал автор сайта, поняв, что за чужое преступление можно сесть всерьез и надолго, мнимые «убийцы» стали несговорчивы со следствием. Судебные слушания по делу состоялись аж в сентябре этого года, то есть через пол года после задержания подозреваемых. При этом настоящих убийц Живаго, как пишет «Живой Старобельск», полиция и не думает искать.

Резонансное убийство сразу привлекло внимание многих СМИ, однако попытки его освещения мало что прояснили, скорее все запутали, ибо в качестве «народных детективов» выступали все кому не лень. Некогда известный в Луганске адвокат Чудовский, близко знавший покойного, нагородил кучу нелепейших версий. По его словам, Живаго могли «убрать» а) криминальное партийное руководство партии «Наш край», в которой состоял мэр (вопрос – зачем?), б) «заказать» мэра могли те, кто устал от управленческого произвола (???), в) ревнивый муж его возможной любовницы. Интересно, что обычно сверх всякой меры говорливый Георгий Тука хранил по поводу убийства Живаго гордое молчание.

Некоторые детали убийства указывали на то, что преступникам было известно о привычках жертвы, распорядке его дня. И не только это. Машина мэра обычно стояла на заднем дворе горисполкома. В день смерти он вышел из здания на задний двор, где нет камер видеонаблюдения. Откуда такая важная деталь могла быть известна 22-летним наркоманам? Наконец,  каким был мотив совершенного преступления?

Поскольку все это не ускользнуло от следствия, в полиции начали напирать на заказной характер убийства, выдвинув версию о том, что Владимиру Березе был обещан гонорар в размере 10 тысяч долларов. Замечательно! Но если все действительно так, как хочет представить следствие, где заказчик и кто он? Наконец, где эти самые 10 тысяч? Потрачены на несколько граммов марихуаны? И почему так спешат осудить исполнителей, не выявив самого главного фигуранта преступления? Отчего загадочный заказчик, владея достаточной суммой, нанял для совершения такого громкого преступления двух мелких преступников «без опыта работы»?

Чтобы уверить почтенную публику в том, что убийцы остро нуждались в деньгах и потому легко пошли на преступление, в полиции подчеркнули, что те не имели постоянного заработка. Однако, по информации все той же полиции, Береза работал автослесарем в ЧП Мазниченко. Зарплата автослесаря и 10 тысяч долларов – это, конечно, небо и земля, но полиции как раз и нужно было пустить пыль в глаза.

Что такое заказное убийство на Украине сейчас, когда специалистов – целая «зона АТО»? К примеру, в сентябре 2014 года из гранатомета был обстрелян дом главы Марковской районной администрации Виктора Черника, хозяин дома и его жена получили ранения. Как сообщал источник, нападавшие целились в спальню дома. Попадание произошло именно в эту комнату. Чете Черников случайно повезло – они ночевали в зале.

С момента совершения обстрела дело находилось в производстве УСБУ в Луганской области как нераскрытое. Среди версий преступления фигурировал конфликт с батальоном «Айдар». И вот сюрприз! Исполнителем его оказался… да, да, Владимир Береза. Не автослесарь и наркоман, а универсальный солдат какой-то! И из пистолета мэра завалит, и из гранатомета – главу райадминистрации.

При этом полиция и СБУ проявляют какую-то совершенно беспринципную избирательность. Как отмечает уже упомянутый ресурс «Живой Старобельск», масса преступлений, совершенные в городе боевиками «Айдара» и ВСУшниками странным образом остаются до сих пор нераскрытыми.

Это и убийство боевиками в августе 2014 Владимира Ткача, и расстрел украинским военным старобельчанина в ноябре 2015, и преступления, совершенные бывшим мэром Александровска Николаем Грековым, подвизавшимся в «Айдаре», который в августе 2014 года четыре дня избивал и насиловал пятнадцатилетнюю жительницу Луганска, задержанную вместе с матерью за то, что ее отец, давно не живущий с семьей, участвовал боевых действиях на стороне ЛНР… И СОТНИ других преступлений.

Похоже, за всех ответит автослесарь-наркоман Береза.