И полиция бежит? – Все бегут

Александр ОРЛОВ
События на Майдане запустили процесс развала украинской правоохранительной системы, а неуклюжая попытка «реформы» только ускорила и усугубила процесс, в том числе и в той части Луганщины, которая сейчас оккупирована Украиной.
Все месяцы противостояния на Майдане будущая власть занималась целенаправленной дискредитацией правоохранительных органов. Свалив вину за гибель людей в феврале 2014-го на «Беркут» и организовав показательное судилище над людьми, превращенными в козлов отпущения, власть в значительной степени подорвала доверие к себе со стороны работников МВД.
Но могло ли быть иначе? Наверху прекрасно понимали: без перелома хребта и без «чисток рядов» режиму не заполучить полный контроль над милицией. Суть «реформ» в МВД, для которых из Грузии выписали «эффективного менеджера» Деканоидзе, сводилась к двум вещам. Во-первых, в полицию необходимо было набрать из элементов лояльных к новой власти, во-вторых, сократить расходы на содержание штата.
Все заклинания о повышении эффективности работы правоохранительных органов – откровенная ложь, легко опровергаемая фактами. За этот год преступность в Украине выросла на 25%. Хотя для Деканоидзе это не стало тревожным звоночком. И вот она заявляет, что «никогда не считала и не считаю показателями работы правоохранителей статистику». Каким таким волшебным прибором она замеряет эффективность работы подчиненных, правда, не сказала.
В ходе аттестации было «вычищено» 26% руководящего состава, штат основательно перетрясли, и как результат – теперь в украинской полиции 18 тысяч человек недобора и на новоиспеченной полиции висит 900 дел, касающихся ее собственной преступной деятельности. И все это на фоне катастрофического роста преступности. Зато статистика тут не при чем.
В полиции «Луганской области», в зависимости от отдела, КАДРОВЫЙ НЕДОБОР СОСТАВЛЯЕТ 30-50%. Как следствие, возрастает нагрузка на работающих сотрудников, которым руководство теперь отказывает в отпусках, иначе работать будет просто некому. Многие работники желали бы перевестись из этого «рая» для полицейских в другие регионы страны, но им постоянно отказывают в этом, ссылаясь на то, что перевестись можно только после прохождения аттестации.
Но вот с аттестацией как раз выходит загвоздка. По предварительной информации, её пройдут только 50% патрульных полицейских. Остальные будут выброшены на улицу, а кадровый голод предполагается удовлетворить путем перевода на Луганщину работников из других регионов Украины. Захотят ли эти самые «кадровые резервы» ехать в регион, где еще фактически идут боевые действия, – большой вопрос.
Власти пытаются привлечь кадры пряниками. Например, разработана программа обеспечения жильем сотрудников национальной полиции Украины, согласно которой предусмотрено выделение 25-летнего кредита на приобретение жилья. Половину суммы государство обязуется погасить за свой счет. Программа программой, но на бумаге можно писать все что угодно, она все стерпит. Сможет ли реально государство, которое не может найти средства на восстановление разрушенного Донбасса и имеет за плечами сотни благонамеренных, но так и не выполненных программ, выполнить задуманное? Что-то подсказывает, что нет.
В развал правоохранительной системы Луганской области Украины вносят свой посильный вклад и другие факторы. Кадры с «милицейской школой» из полиции бегут. Причины банальные для нынешней Украины. Все «крыши» схвачены либо большими либо крупнозвёздными чинами из СБУ, ВСУ, полиции, либо крупнозадыми политиками из Киева, разбой, мародёрство, контрабанда лежат под «армией» Авакова. Поэтому профессионалы служить бы, может быть, и были б рады, а прислуживаться оккупантам слишком тошно. Да и оказаться в прислужниках власти, постоянно живущей накануне грандиозного шухера, уже и опасно.
Ещё один фактор может вообще показаться забавным. Дети многих сотрудников полиции из «зоны АТО» не набрали достаточное количество баллов для поступления в вузы Украины, поэтому всё больше желающих направить свои стопы в вузы ЛНР. Поэтому служивым приходится выбирать – или собственная карьера без карьеры, или будущее детей. Совместить одно с другим в дни тотального террора спецслужб не получается.
К тому же уволенные сотрудники полиции в большинстве своем ранее проживали на территории Луганской Народной Республики, и многие готовы вернуться обратно. Единственное препятствие – родные и близкие, на которых отыграются «патриоты».
Что из этого всего следует?
Киевская власть видит в полиции, прежде всего, свою силовую опору, с помощью которой можно подавлять недовольство в низах или привлекать для разборок за властные полномочия и контроль над  деньгами.  Как таковая правоохранительная функция полиции киевских бонз интересует мало или не интересует совсем. Свою безопасность они давно обеспечили либо за счет государства, либо прибегая к услугам частной охраны. На то, как живут миллионы простых украинцев, как они страдают от разгула преступности им, откровенно говоря, плевать. Это же так, статистика. А в статистику Аваковы и Деканоидзе не верят.