«В Германии на самом деле нет свободы слова и мнений…»

Андрей ЧЕРНОВ, «Луганск-1»

О том, как в Европе освещаются события на Украине и в Донбассе, о тревогах европейского общества «Луганску-1» рассказывает публицист и литературный агент из Ганновера Наталья Янкова.

НАТАЛЬЯ ЯНКОВА. Публицист, литературный агент. Родилась в Москве, живёт в Ганновере. Окончила МЭИС (институт связи). Работала в НИИРадио, издательстве «Наука» Академии наук СССР. После отъезда в начале 1990-х в Германию занимается международными культурными проектами. Основатель и руководитель НКО Kunst im Dialog e.V., приоритетным направлением которого является продвижение русской литературы за границу. Консультант ряда немецких издательств по вопросам современной русской литературы. Постоянный автор нескольких российских изданий.

– Наталья, как освещают СМИ Германии (и других европейских стран) войну в Донбассе и происходящее на Украине? Есть ли критика правительства Порошенко?

– Сначала немецкие СМИ очень ярко и много освещали события на Украине и в Донбассе. Это была чистая пропаганда, извращение фактов, очернение России, ДНР и ЛНР. Восхвалялись политики Украины, Порошенко и его правительство. В телевизионных новостях показывали кадры, снятые российскими корреспондентами на территориях, где украинцы бомбили города и другие населённые пункты. При этом в переводе на немецкий язык жалоб местных жителей на украинских военных агрессорами называли российских военных или ополченцев, которые их убивают и разрушают дома.

Теперь вообще ничего не видно и не слышно из этих регионов. Изредка появится в кадре Климкин или Порошенко, чтобы вставить какое-то неубедительное обвинение в адрес России. До сих пор, хотя уже вяло, обвиняют Россию в том, что она аннексировала Крым, ввела войска на Украину и территории ДНР и ЛНР. Проект «Украина» провалился. А признавать свои ошибки ни Западу, ни Украине не хочется.

– Что пишут о России? Насколько в Германии ощутимы последствия продуктового эмбарго со стороны России?

– О России пишут и говорят привычно плохо. По любому поводу назначают виновной во всём, где пока виновные не найдены, Россию. Много пишут о Путине. Всегда плохо, как и о России. Крым служит дубиной для любого избиения России. Недавно по ARD (Первый немецкий канал) московская корреспондентка Голине Атай объявила, что Россия должна наконец начать уважать международное право. Теперь роль обвинителя охотно играют Литва и Польша. Даже, признавая рывок, который сделала Россия как государство, вернув себе статус сверхдержавы, немцы объясняют это насилием, которое характерно для Путина в его политике.

В Германии эмбарго почти не чувствуется. Но цены, несмотря на это, повышаются непрерывно. Началось это ещё до санкций.

– Как настроено немецкое общество? Верит ли своим СМИ? Насколько в немецком обществе люди способны самостоятельно принимать решения?

– Немецкое общество настроено по-разному. В основном осуждают Россию. Если я говорю о достижениях России или о несправедливых нападках на Россию, мне отвечают, что всё это «российская пропаганда». Поэтому можно сказать, что немцы в основном своим СМИ верят. Пропаганду немецкую отрицают. Есть буквально единицы очень интеллигентных немцев, которые могут объективно мыслить и владеют знаниями. Или изучают конкретно тему. Например, знаю человека, который почитал про Крым и его историю, когда весь Запад вопил об аннексии Крыма, и в разговоре со мной отметил, что немцы не знают исторической ситуации с Крымом, поэтому подвержены западной пропаганде.

Сейчас главная тема – беженцы и терроризм.

Самостоятельно принимать решения в вопросах личных способны, особенно в денежных: как экономить и распоряжаться бюджетом.

– Хотят ли немцы видеть Украину в составе ЕС и НАТО?

– Немцы не хотят видеть в составе ЕС никого, как и самого ЕС. Но дело не в том, что Украина им нравится или нет. Многие считают Украину жертвой, которую пытается уничтожить Россия.

– Какое внимание немецкие СМИ уделяли состоявшемуся 6 апреля референдуму в Нидерландах о подписании ассоциации ЕС—Украина?

– Немецкие СМИ считают результат референдума негативным сигналом для Европы, расценивают как триумф Путина и поражение ЕС. Отмечают, что этот референдум был поддержан тремя правыми партиями Нидерландов. Это плохой знак для последующих волеизъявлений в Нидерландах и  ЕС. Проводят параллель с Великобританией, которая колеблется, выйти ей из ЕС или остаться. Не упустили случая пнуть Путина, который, как они считают, выиграл раунд с Нидерландами, но на самом деле его правительство сотрудничает с фашистами в Европе. Для них Путин финансирует правые партии в Европе и не брезгует сочинением грязных историй, как, например, с девочкой Лизой из Берлина. Они действуют так: сообщают, что есть даже данные, что он повлиял на этот референдум, но это неточно. Так было, например, на сайте новостного телеканала n-tv.

– Вы уже упомянули, что главными темами для немецких СМИ являются беженцы и терроризм. Насколько наплыв беженцев из стран Азии и Африки всколыхнул общество Германии и других стран ЕС? К чему может привести чрезмерная «гостеприимность» Меркель?

– Конечно, немцы не в восторге от такого притока беженцев. Они и 20 лет назад не были довольны гораздо меньшим количеством иностранцев, в те времена прибывавших из бывшего СССР. Но они не смеют говорить об этом вслух. Особенно с учётом мнения Меркель, которая не прекращает повторять, что примет всех. В Германии на самом деле нет свободы слова и мнений, поэтому люди опасаются громко выражать своё мнение о беженцах. Но такое гостеприимство Меркель активизировало правые партии и группировки. Например, ПЕГИДА, созданная против беженцев, разрастается, в неё вливаются настоящие нацистские группировки. Очень быстро появились отделения ПЕГИДЫ и в других странах ЕС.

– Повлияли ли теракты в Брюсселе на осознание европейцами собственной безопасности?

После терактов в Париже и Брюсселе население Европы, конечно, испугалось. Правоохранительные органы европейских стран не имеют опыта борьбы с террористами и предотвращения терактов. Ведут себя часто непрофессионально и даже легкомысленно. Это показал теракт в Кёльне, когда многие из нападавших были уже на учёте в полиции за грабежи и кражи, но на свободе. Раньше это было где-то далеко, не у них. Вернее, это было и у них, но в основном против иностранцев. А теперь иностранцы устраивают то же самое, но уже против коренного населения.