Самостоянье человека, или Какую историю мы выбираем?

Виталий ДАРЕНСКИЙ, «Луганск-1»

История как реальный процесс становления человеческого общества и как наука в современном мире являются основой для формирования сознательной личности и одновременно средством манипуляции сознанием. Каким образом защитить наших детей, помогая им открыть реальный мир через историю? Как противостоять манипуляциям?

Об этом мы беседуем с заслуженным учителем Украины, старшим преподавателем кафедры всеобщей и отечественной истории ЛГУ им. В.Даля Сергеем Пробейголова. Его доклад «История как часть содержательного компонента информационной политики» в ходе круглого стола «Роль информационной политики в социально-политическом конфликте», который недавно прошёл в Луганске, вызвал оживлённые дискуссии.

– Сергей Васильевич, судя по вашему докладу, история мира – это постоянная информационная война. Это так? И если да, то почему и ради чего?

— История сегодня – это не информационная война, а «поле боя» в информационной войне, которая не прекращается даже в мирное время. Воюет все: наука история, учебная дисциплина «история». Воюет также личность историка и учителя/преподавателя истории. Проблема в том, как в сегодняшнем информационном противостоянии научить людей задумываться, а не просто выбирать правду истории по себе. Если человек не становится субъектом и а самой истории, и в её осознании, то его превращают в управляемый объект. И не только отдельный человек. В конечном итоге, как отметил французский историк Этьен Франсуа, «выбирая способ увековечить свое прошлое, нация одновременно выбирает свое будущее».

— С чего начинать? Есть ли какая-то твёрдая почва для формирования сознательного отношения к истории? И какова может быть роль информационной политики государства?

— Одной из основных задач информационной политики государства является обеспечение зафиксированного в ст. 19 «Всеобщей декларации прав человека» права любого человека на доступ к информации, в том числе и к исторической. Освещение событий прошлого имеет не только познавательный интерес. Известный французский историк Марк Ферро в своей наиболее известной книге «Как рассказывают историю детям в разных странах мира» писал: «образ других народов или собственный образ, который живет в нашей душе, зависит от того, как в детстве нас учили истории».

Другими словами, образ мира, заложенный в детстве, так или иначе сохраняется в сознании человека всегда?

— Да, история – это для ребёнка открытие мира, говорит Ферро, на которое впоследствии накладываются как мимолётные размышления, так и устойчивые понятия, но то, что пробуждает наши первые эмоции, удовлетворяет нашу первую любознательность, остаётся неизгладимым.

Неизгладимость образов прошлого зависит от многих факторов: состояния исторической науки, уровня преподавания истории, исторической памяти общества, государственной исторической политики. То, что историческая наука и в особенности школьное преподавание истории часто выступают орудием политических манипуляций, воспроизводства мифов и клише, не было новостью и до того, как М. Ферро предпринял свое исследование. Но он показал настоящий масштаб явления: фальсификация, недобросовестное интерпретирование прошлого повсеместны. На всех широтах и при любых порядках правящие элиты стремятся превратить историю в инструмент управления.

– Постижение исторической правды связано с преодолением ограниченной исторической правды, которая и позволяет интерпретировать её в чьих-то интересах? И не только интерпретировать, но и узаконивать.

– Конечно. Одними из первых забили тревогу историки Франции. 13 декабря 2005 года во влиятельной французской газете «Либерасьон» была опубликована Декларация 19 наиболее известных французских историков, названная впоследствии «Воззванием из Блуа». Ученые выступили против политики переписывания истории, которую, по их мнению, проводит французский парламент, и изложили, в частности, основные принципы, на которых базируется история как наука.

В наших сегодняшних реалиях особенную важность приобрели два из них:

– история не является рабой актуальности. Историк не переносит на прошлое современные ему идеологические схемы и не трактует события прошлого с позиций сегодняшних приоритетов;

– история не является объектом юрисдикции. В свободном государстве ни парламент, ни другой юридический авторитет не имеют права определять, что в истории является правдой.

Поводом для появления этого «Воззвания» стали так называемые «законы памяти», которые с 1990 году время от времени издавал французский парламент. Эти законы предписывали, как нужно трактовать те или иные события французской и мировой истории (например, геноцид, устроенном турками в отношении армян, холокост, последствия колонизаторской политики Франции). Неудивительно, что в среде не только историков, но и всех мыслящих людей Франции постепенно нарастал протест против такой политики, ведь было понятно, что поименованные документы не имеют ничего общего с исторической правдой.

В 2006 году Верховная Рада Украины приняла свой документ в стиле французских «законов памяти». Широко известный теперь Закон «Про голодомор 1932-1933 років в Україні» определил, что публичное отрицание голодомора как геноцида украинского народа является противоправным. Так простым голосованием 233 депутата законодательно интерпретировали это бесспорно трагическое событие нашей истории. А между тем, в самой Франции в 2008 году постановлением президента Национального собрания впредь было запрещено принятие подобных «законов памяти».

– Каким же должен быть наш «ассимметричный ответ»?

– Говоря об истории как о составляющей содержательного компонента информационной политики, следует отметить, что наш современник не испытывает недостатка в исторической информации. Более того, её количество просто «зашкаливает». Проблема в ее качестве – в достоверности. «Мы тонем в информации и задыхаемся от нехватки знаний», – отметил американский писатель и футуролог Джон Нейзбитт.

Посмотрите, к примеру, как будоражит сознание рядовых граждан «новая хронология» Г. Носовского и А. Фоменко. Ещё более потешные «научные открытия» у украинского придворного «историка» В. Бебика. Весь интернет потешается над «бебикизмами»: Христос – украинец, родина Будды – Украина, имя индийского бога Вишну – от украинской «вишни» и проч. Это смешно, но таким нехитрым путём размываются основания науки.

Вот очередной «историк» В. Билинский в своей книге «Страна Моксель» в который уже раз обновляет старую мысль: Московское царство не имеет никакого отношения к Руси, а русские – это варвары, ничего общего не имеющие со славянами. Даже профессиональный историк подчас теряется в лавине наукообразной дезинформации. Вооружившись ею, «патриоты» приступают к переписыванию истории оружием. И смешное становится страшным. Мы увидели результаты на себе.

– Как можно сформулировать главный принцип повышения исторического сознания наших граждан?

– «В отличие от информации – правда одна», – говорил белорусский поэт Игорь Субботин. Но нужна ли правда истории? В последнее время часто можно слышать: у каждого своя правда, «каждый выбирает по себе», как пелось когда-то в одной песне. Но тут же приходят на ум другие слова из культового в свое время фильма «Брат-2»: «В чем сила, брат? Сила в правде: у кого правда, тот и сильней!»

М. Ферро говорил о собственном образе, живущем в нашей душе. Собственный образ создаётся человеком тогда, когда он становится субъектом истории, способным воспроизвести её противоречия во всей их полноте, когда он не заражён навязанными ему иллюзиями, лозунгами. Это та основа, с которого начинается воспитание патриота, его самостояния. Вспомним А. Пушкина:

Два чувства дивно близки нам –

В них обретает сердце пищу –

Любовь к родному пепелищу,

Любовь к отеческим гробам.

На них основано от века,

По воле Бога самого,

Самостоянье человека,

Залог величия его.

«Любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам» – это те корни, из которых произрастает самостоянье человека, залог его величия. Эти слова великого поэта никогда нельзя забывать — они сказаны для нас.