Юрий Морозов: налоговый кодекс или налоговый казус?

Александр БЕСЕДА, «Луганск-1»

 

На обсуждении проекта Налогового кодекса, прошедшем на днях в Луганске с участием представителей налоговых органов Республики, инициативной группы предпринимателей и депутатов Народного совета, обнаружился целый ряд болевых точек. В чем суть трений между бизнесом и налоговыми службами? Об этом корреспондент «Луганска-1» расспросил депутата Народного Совета Республики Юрия Морозова.

МорозовЮН

Юрий Николаевич, ходят слухи, что встреча предпринимателей с налоговиками была очень эмоциональной.

– Для начала, она была очень важной, поэтому мы, группа депутатов, и участвовали ней. Озвучивались проблемы таможенных сборов, налогообложения… Разговор был конструктивным. Задавали конкретные вопросы. Вот только конкретных ответов мы, увы, пока не получили. Налоговый кодекс в его нынешнем виде очень сырой. Над ним нужно много трудиться, и не один месяц. Прошло лишь одно обсуждение, а их должно быть десятки. Все статьи, все нормы должны пройти через сито общественной экспертизы. Если мы поступим иначе и примем кодекс в таком вот сыром виде, мы мгновенно получим негативную реакцию предпринимателей. А нам по этому кодексу нужно жить! И я откровенно не понимаю, зачем нам надо торопиться. Ведь налоговое законодательство у нас есть, и оно работает, идут проверки, взимаются налоги.

Какие новшества налогового законодательства вызывают больше всего нареканий у бизнеса?

– Они разумны и, главное, обоснованны. Пункт первый. Давайте поставим его в виде вопроса. Может ли развиваться экономика и бизнес, если предприниматели для того, чтобы уплатить налоги по Налоговому кодексу, который нам собираются подать на рассмотрение, должны будут доплачивать свои личные деньги? Нужен ответ? Пункт второй. Налоговая намеревается выстроить фактически свою собственную иерархию, которая бесконтрольно будет рвать предпринимателей. Им осталось для полноты картины завести только свой налоговый суд! Они хотят забрать себе абсолютно всю полноту власти. Они получают право на все, кроме одного – осудить человека своим судом. Мы проверяем, мы апелляцией занимаемся, мы наказываем – вот их позиция. Пункт третий. Налоговые органы хотят повесить основное бремя на мелких и средних предпринимателей. Да, понятно, молодому государству приходится выживать в чрезвычайных условиях. Но ведь они являются чрезвычайными для всех! Люди и рады бы платить такие налоги, но в нынешних условиях это просто нереально. Положение таково, что многие вещи следовало бы отменить вообще. Нам нужно во что бы то ни стало наполнить внутренний рынок, а сделать это не удастся, если не создать благоприятную среду по налогам. Посмотрите. Основная часть товаров сегодня завозится из России. Формирование цен так или иначе привязано к доходам населения. Средняя зарплата там – более 30 тысяч рублей, средняя пенсия – 13 тысяч. При наших зарплатах и пенсиях мы не можем равняться на Россию, но не можем изменить цены. Из-за низких доходов населения у предпринимателя застой. Допустим, годовой оборот у него составляет 1 млн. рублей. На миллион рублей он привозит горстку товара, в лучшем случае получает с этого объема 10% дохода, то есть, грубо говоря, около 100 тыс. А с чего, спрашивается, платить налоги? Вопрос: нам нужно сохранить бизнес, дать ему возможность развиваться или душить его? Исходя из инициатив, которые нам предлагаются, можно так ударить по экономике, что она просто умрет. В ситуации, когда мы только становимся на ноги, принимать такой кодекс – это просто катастрофа.

А если взять сферу собственного производства? Можете привести конкретные примеры расчетов будущих налогов?

– Да, такие примеры есть. Вот, скажем, налоговые расчеты предпринимателей, занятых переработкой угольных отходов. Расчеты были сделаны, исходя из переработки 15 тысяч тонн. Из этой горной массы вышло 2 тысячи 700 тонн материала, который можно продать. Так вот, после продажи предпринимателю за все это придется заплатить 1 миллион 250 тысяч рублей своих личных средств. Это же просто невозможно!

– И каков выход? Скажем, для мелкого предпринимателя, самой мобильной силе экономики в чрезвычайных условиях?

– По какому пути, например, пошла Польша в 1990-е годы? Она открыла все границы, не брала денег за ввоз товара вообще. У нас приблизительно та же картина. Товаров не хватает, людям нужно работать. Пусть ввозят без всяких пошлин.

Прислушались ли представители налоговых органов к замечаниям?

–Поначалу складывалось впечатление, что они намерены во что бы то ни стало протолкнуть закон. В то же время в конце нашей с ними встречи стало ясно, что все-таки призадумались. Я думаю, что эти встречи будут еще неоднократными и продуктивными, иначе мы зайдем в тупик. Уверен, что будет создана рабочая группа, которая отработает законопроекты как положено. Не так, как хотелось налоговой – а давайте примем в первом чтении. Так быть не должно, иначе мы столкнемся с крайне негативными последствиями.

«Луганск-1» попросил прокомментировать ситуацию участника встречи, луганского предпринимателя Евгения Кузнецова.

– Республика с трудом создает рабочие места. В то же время на тех, кто пытается что-то сделать, зарабатывать и платить налоги, пытаются возложить неподъемное бремя. Решить все финансовые проблемы за счет предпринимателей, не давая им стать на ноги, невозможно. И вопрос в том, чтобы найти порог компромиссов, ту «красную черту», за которую нельзя заступать ни государству, ни бизнесу. Понятно, что это временный баланс, и баланс на грани. Но – не за гранью! А что у нас? У меня сложилось впечатление, что налоговиками была взята за основу сумма бюджета, поделена на количество предпринимателей, из полученных цифр и исходили при расчете налогов. Руководствовались, по всей видимости, сиюминутной необходимостью. Делается упор на то, что вот надо собрать такую-то сумму. И никого не волнует, что бизнес при этом или уйдет в тень, или свернется. И с некого будет спросить. Народ начнет уезжать отсюда, товарооборот рухнет. Государство, напротив, должно заботиться об увеличении товарооборота, вводить преференции для привлечения капитала. Да, мы понимаем проблемы, связанные с тем, что Республика не признана. Но на сегодняшний день в мире более 120 непризнанных или частично признанных территорий. Почему не использовать их опыт, в том числе и в области налогообложения? Если мы ориентируемся на Российскую Федерацию, так давайте все-таки ориентироваться на все лучшее, что там есть. К примеру, там созданы свободные экономические зоны, а также территории опережающего развития, на которых создается благоприятный инвестиционный климат. Взимается один 10-процентный налог на прибыль. И все. У нас наоборот – давят налогами так, что положение еще хуже, чем было до войны. При этом мы должны расширить спектр усилий в развитии экономики, используя в чрезвычайных условиях методы мобилизационной экономики. Она, как метод управления, применяется в кризисы, во время военного положения и означает полный контроль государства над экономикой. На сегодняшний день перед нашим государством стоят задачи роста производства, торговли, создания рабочих мест. Почему же не использовать ее возможности для запуска предприятий? Для этого у нас есть и ресурсы, и мощная, но пока беспомощная промышленность. Если же мы хотим превратить республику в большой да еще и серый рынок, то нужно отдавать себе отчет – с    «рыночников» нормальный бюджет не собрать.