Как живете, дети? Экскурсия по республиканскому дому ребенка

Ирина Войтко

Маму ребенку никто не заменит. Но если уж случилось так, что малыш лишен родительской любви, то государство должно по максимуму компенсировать этот недостаток усиленной заботой о сироте. Пример такой заботы – ГУ «Луганский республиканский дом ребенка».

Переступая порог этого здания, оказываешься в мире, где царит культ детей. Светлые помещения, яркие рисунки и фотографии воспитанников на стенах, мягкие ковры и море игрушек – от крошечных мышек до двухметровых медведей, добродушно подставляющих свои спины желающей на них посидеть малышне. Здесь все продумано до мелочей: от  веселых цветов интерьера до низеньких (ниже колена взрослого человека!) умывальников, от шкафчиков с подогревом (чтоб одежду и зимой было комфортно надевать!) до названий групп вместо номеров: «Гномики», «Жемчужинка», «Капитошка».

Тепло и уют этого здания никак не напоминают о войне, но вопрос о том, как Дом ребенка пережил 2014 год, все равно возникает, тем более, что находится он в Камброде, где обстрелы ВСУ, как известно, были очень интенсивными.

Главный врач Дома ребенка Ирина Копейка рассказывает, что во время боевых действий здание не пострадало. Но детей все равно эвакуировали – сначала в здание пульмонологического санатория в районе Луганской областной клинической больницы. «Полтора месяца ездили туда через весь город, — рассказывает Ирина Анатольевна. – Поначалу пищеблок здесь оставался,  и мы возили готовую еду. Санаторий не не приспособлен для пребывания детей, тем более, подвал постоянно заполнялся водой. Но стены в нем толще, чем в нашем здании, поэтому  было принято такое решение». После того, как рядом с пульмосанаторием упал снаряд,  и все окна в здании вылетели, детей перевезли в Харьков. Остались лишь восемь деток-инвалидов, которых разместили в областной детской больнице. Каждое утро Ирина Анатольевна навещала детей, а потом возвращалась на рабочее место – вместе с оставшимися сотрудниками-мужчинами сторожила здание.

20160411_090720

«В конце сентября 2014 года меня пригласили в Совет министров и сообщили, что возникла необходимость в открытии Дома ребенка, — продолжает вспоминать Ирина Копейка. — Брошенные дети, увы, есть всегда. И 30 сентября мы возобновили работу». В Камброде тогда еще было неспокойно, поэтому начали работать в здании детского приюта на улице Керамической. Коллектив быстро подготовил помещение (изолятор приюта), завез мебель и приступил к работе. Но все мечтали вернуться в родные стены. И в День святого Николая сотрудники Дома ребенка сделали детям и себе подарок – переехали в свое здание.

К новому, 2015 году под попечительством коллектива было 14 детей. Сегодня в Доме ребенка 62 малыша от рождения до пяти лет, из них 22 ребенка до года. Большинство воспитанников тяжело больны: шесть детей-инвалидов, двое деток с синдромом Дауна, один с ДЦП, один  ВИЧ-инфицированный малыш, один с врожденными пороками развития,  у одного ребенка декомпенсированная гидроцефалия. Для работы с такими детьми нужна доброта и терпение — именно такими качествами наделены все сотрудники, а их здесь 146: врачи, медсестры, младший медперсонал, повара, педагоги, логопеды, дефектологи, бухгалтеры… Большинство сотрудников остались прежние. Был период, рассказывает главврач, когда не хватало врачей, и ей приходилось  дежурить в ночь. Сейчас с кадрами проблем нет.

Как нет проблем с финансированием и обеспечением детского учреждения всем необходимым: от продуктов до медикаментов. По словам Ирины Анатольевны, ее воспитанники сегодня получают полноценное питание. Груднички — высокоадаптированные смеси и специальные,  индивидуально предписанные детям с серьезными заболеваниями. В меню детей после года есть все необходимое для роста маленького организма:  мясо,  рыба, молоко, яйца,  овощи и фрукты.

«Было время, когда нам помогали спонсоры и благотворительные фонды, — вспоминает руководитель Дома ребенка. – Сейчас мы на полном обеспечении Республики».

С медикаментами также нет проблем. Все простые заболевания детей: ОРВИ, бронхиты, риниты, кожные – медработники Дома ребенка лечат самостоятельно. Дважды в год сюда приезжает так называемая выездная поликлиника – все специалисты Луганской республиканской клинической детской больницы (ЛРКДБ). Они обследуют детей, выписывают назначения, медикаменты закупаются в «Фармации». В сложных случаях и для операций дети направляются  в ЛРКДБ или в Россию. Так, недавно в Москву на кардиооперацию был отправлен ребенок с пороком сердца и синдромом Дауна.

«В Украине таких операций «детям солнца» раньше не делали, — говорит Ирина Анатольевна, — а москвичи взялись».

Огромной радостью для сотрудников и детей стал автомобиль, подаренный Дому ребенка Министерством внутренних дел ЛНР. Старая машина уехала вместе с детьми летом 2014 года, а без автотехники большому учреждению сложно  работать.

Собираясь провести экскурсию по Дому ребенка, Ирина Копейка, по старой, довоенной традиции берет с собой корзинку, наполненную шоколадными конфетами. «Дети должны расти в сладости», — говорят здесь, и когда идут «в гости» к детям, берут с собой конфеты, чтоб лишний раз порадовать малышей.

Ирина Анатольевна знает имя каждого из 62 воспитанников, их диагнозы и жизненные истории. Заходя в группы к детям, главврач интересуется, прошел ли насморк у Саши,  и хорошо ли сегодня кушала Света. И детские улыбки – лучшая награда для главврача и всего коллектива Луганского республиканского дома ребенка.