Obserwator Polityczny (Польша) о сносе памятников: историю невозможно изменить

Польский текст статьи «Historii nie da się zmienić» опубликован 1 апреля 2016 г. на интернет-портале obserwatorpolityczny.pl. Автор статьи — KRAKAUER скрывается за псевдонимом из-за опасения политических притеснений. Перевод vladkharitonov.
Встречающееся в статье словосочетание «истерическая полиция» относится к Институту национальной памяти — Комиссии по расследованию преступлений против польского народа, организации, которая занимается изучение деятельности органов госбезопасности Польши в период 1944—1990 гг., а также органов безопасности Третьего Рейха и СССР с целью расследования преступлений по отношению к польским гражданам в этот период, а также осуществлением люстрационных процедур. В руках политиков правого толка институт стал важным элементом, орудием для осуществления исторической политики. Автор, назвав эту организацию истерической полицией, получил образное определение методов ее работы.
Возможно, для кого-то это будет открытием, но историю изменить невозможно. Ее можно фальсифицировать, забыть или релятивизировать — любой из этих вариантов является, в сущности, все той же старой доброй ложью.
Мы писали уже много раз о памятниках, увековечивающих военный подвиг народов СССР и поляков, а также польско-советское братство по оружию. Это многочисленные  памятники благодарности, многие из них находятся на военных кладбищах. Мнение цивилизованных людей по поводу уничтожения памятников должно учитывать уважение к величию смерти всех этих героев, отдавших жизнь за то, чтобы мы, например, могли писать эти слова, и потому должно быть однозначным: ПОЗОР.
У истерической полиции в нашей стране имеется идея — ликвидировать все так называемые «памятники благодарности» Красной Армии и, возможно, создать исторический парк для их складирования. Аналогичные объекты имеются в Венгрии, в Германии, а в настоящее время их реализуют также на Украине.
Возможно, это кого-то возмутит, что очень хорошо — прошу представить, что наша страна изменила доминирующую религию и вышло распоряжение о сносе всех католических церквей и о доставке в центральный парк культуры крестов и различных реликвий.
С точки зрения семей героев, погибших в Польше, это примерно то же самое. Их чувства не только полагается уважать, но и, самое главное, нужно возмутиться по поводу такого замысла. Памятники невозможно поместить в какой-то музей под открытым небом или парк отдыха, куда можно будет приобрести билет и увидеть то, что осталось от снесенных монументов, являющихся, с одной стороны, символом вечной памяти о подвиге погибших героев, а с другой — СИМВОЛОМ ПОБЕДЫ, ВЫДАВШЕЙ НАМ ЛИЦЕНЗИЮ НА ЖИЗНЬ, НА СУЩЕСТВОВАНИЕ ПОЛЬСКОЙ НАЦИИ, НА ПРАВО ГОВОРИТЬ ПО-ПОЛЬСКИ, ПРИЧЕМ В ТАКОЙ ПОЛЬШЕ, КАКУЮ МЫ ЗНАЕМ!
Как можно не понимать политического значения всех мест памяти о великой победе Союза Советских Социалистических Республик над гитлеровским фашизмом! Без самопожертвования этих мужественных людей почти наверняка нас не было бы, и уж совершенно точно нас не было бы здесь, где мы сейчас находимся. Разве это так трудно представить? Ведь в Ялте мы были преданы западными союзниками? Кто-нибудь станет это отрицать? Может, кому-то не нравится тот исторический факт, что Польшу и поляков ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ОСВОБОДИЛА ОТ ЧЕЛОВЕКОНЕНАВИСТНИЧЕСКОЙ ОККУПАЦИИ КРАСНАЯ АРМИЯ? Ведь даже если бы мы не были в своем уме, нет никакой выгоды в отрицании этого очевидного факта! Разве истерическая полиция уже забыла то, какой характер имела немецкая оккупация?
Обратите внимание — никто не говорит, что Красная Армия принесла нашим предкам политическую свободу! Но все же политическая оценка этого факта должна учитывать упомянутую Ялту! Именно в ее контексте и сквозь ее призму необходимо рассматривать данную проблему. Оценка тогдашних событий с сегодняшней точки зрения не имеет никакого смысла. Она является искажением результатов, даваемых всеми историческими методами научного исследования, компрометацией учреждения, которое было создано, в основном, для изучения истории!
Сам аргумент тех, кто предлагает снос этих памятников, содержит в себе логическую ошибку, во всяком случае, это справедливо для основной части рассматриваемых памятников. Аргументация основана на утверждении, что якобы мы не хотим иметь в Польше доказательств советского доминирования над Польшей или символов, восхваляющих армию коммунистического государства. По той причине, что они якобы символизирую оккупацию и порабощение Польши, совершенное СССР после II Мировой Войны. Хотя на самом деле каждый из этих памятников имел вполне определенное назначение. Оно состояло, в основном, в том, чтобы увековечить военные события! Даже если памятник возник в 70-е годы, он возводился по случаю годовщины освобождения определенного места или какого-то сражения в конкретном месте. Если речь идет о памятнике на так называемых возвращенных землях, то аргументация о советском доминировании над Польшей совершенно неуместна, потому что там в ходе тех событий, которые увековечивает памятник, Польши еще не было. Из самой сущности тех мест и событий, которые он увековечивает, вытекает, что лучше его не трогать, коль скоро мы сами его там поставили. Ответ, думается, банальный и не требующий разъяснения. Что касается памятников на территории польского государства периода перед 1 сентября 1939 г., то они потому должны быть нам близкими, что отмечают преимущественно места прорыва фронта, а это тогда означало такое желанное — несмотря ни на что — освобождение от немецкой оккупации.
В выводах нет необходимости, так как не может быть и речи о том, чтобы уничтожать свидетельства исторических событий, поставленные совершенно законно нашими отцами и дедами. То, что изменились правящие политические силы, то, что появились отличающиеся от первоначальных исторические интерпретации, не может служить обоснованием предпринятых попыток существенного извращения истории. Ведь можно же поставить возле памятника табличку, объясняющую его историческое значение? Разве при таком подходе он не будет играть роль аутентичного свидетеля и символа истории в конкретном месте? Давайте уважать историю и не будем пытаться ее изменять.