Неудавшаяся провокация, или Тука в Золотом

Александр  БЕСЕДА, «Луганск-1»
В провокации, организованной украинскими властями у поселка Золотое под Первомайском, поражает даже не подлость, а беспредельный цинизм в отношении к людям. Понятно, что им нужна была картинка: если «боевики ЛНР» пропускают толпу несчастных из жалости, то Киев может себе позволить и дальше не считаться с Республикой, если не пропускают, то можно кричать об их бесчеловечности. Непонятно другое, зачем было необходимо подталкивать людей идти по опасной территории? Неужели цель оправдывает такие средства?
На блокпосту у Первомайска
31 марта. Проезжаем Первомайск. Город продолжительное время подвергался обстрелам. Многие строения стоят без стекол. В самом центре — панельная пятиэтажка, в которой полностью разрушен один из подъездов. На площади у памятника Ленину сложены «подарки» от Порошенко — корпуса мин, гаубичных и реактивных снарядов. Это ничтожная часть того, чем засыпали город.
Блокпост Народной милиции стоит за городом на узкой дороге, перегороженной железобетонными блоками высотой в человеческий рост. Где-то в полукилометре от него на дороге — людская толпа. Украинские власти пропустили их через свой контрольный пункт въезда и выезда, а потом неожиданно заявили, что он закрыт, а территория заминирована.
Можно только представить ужас людей, которых поманили разрекламированными по украинскому телевидению «удобствами», свезли и оставили в чистом поле на милость пограничников ЛНР.
«Украина в одностороннем порядке открыла пункт пропуска и обманула людей. Они сейчас не имеют возможности пересечь пункт пропуска даже в обратном направлении», — объясняет ситуацию находящийся здесь заместитель командующего корпусом Народной милиции Олег Анащенко.
«Эта дорога в данный момент не может обеспечить пропуск автомобильного транспорта, — продолжает он. — Она не разминирована и создает определенную опасность для передвижения людей, нет условий, чтобы они могли пребывать здесь во время проверки документов, нет места для отстоя большегрузных автомобилей».

Задаем вопрос: «Чего же добиваются с той стороны?»
«Это делается для того, чтобы настроить людей против нас», — отвечает Олег Анащенко..
Замкомандующего поясняет, что для того, чтобы пункт пропуска смог принимать большегрузные автомобили, нужна подготовленная инфраструктура. Но Первомайск сильно пострадал от обстрелов, многие светофоры не работают, отсутствует дорожная разметка. Есть опасность того, что на дорогах будут регулярно образовываться заторы. Мост, находящийся на въезде в город, не обследован на предмет возможности пересечения его крупнотоннажными автомобилями.
Все напряжены, совершенно непонятно, как разрешится ситуация. Где-то с полей раздаются выстрелы и разрывы.
«Это от Троицкого по Калиново садят», — комментируют бойцы Народной милиции.

Они же сообщают, что где-то недалеко на украинской стороне стоят части «Правого сектора». От них можно ожидать чего угодно. Никто не даст гарантии того, что в Киеве не решили повторить провокацию а ля Волноваха. Достаточно запустить одну мину в толпу, скученную на узкой дороге на небольшом пространстве, чтобы получить на выходе множество человеческих жертв и обвинить Народную милицию.
«Трудно понять логику украинской стороны, бросившей посреди поля стольких пожилых и больных людей, — замечает полномочный представитель Луганской Народной Республики на переговорах в Минске Владислав Дейнего.
Он говорит, что Киеву неоднократно предлагали открыть пункт пропуска в Счастье, где есть возможности и инфраструктура для приема большого потока людей и машин, но с той стороны почему-то решили, что это должно быть Золотое, где нет нормальных условий для организации перехода и где постоянно фиксируются обстрелы.
Через некоторое время получаем разрешение пройти через блокпост в сопровождении представителей Народной милиции. Дорога небезопасна.

DSC_1437
В опасной зоне
Асфальт за блокпостом усеян гильзами и битым стеклом, у края виден небольшой бугор. Если присмотреться поближе, то оказывается, что это противотанковая мина. По обеим сторонам от дороги лесополоса, где местами деревья изувечены взрывами. Тут же на одном из деревьев прикреплена «монка» — противопехотная мина направленного действия. Любой шаг в сторону от асфальта может быть последним. Но это только то, что можно увидеть невооруженным глазом.
В непосредственной близости от места, где линию разграничения должны были пересекать сотни людей и автомобилей, еще могут находиться неразорвавшиеся боеприпасы или растяжки. Безответственно направлять сюда поток желающих пройти через контрольно-пропускной пункт.
На обочине прилег старик с палкой. Кто-то присел на сумки, кто-то на ящик от боеприпасов. Люди снуют туда-сюда, совершенно не понимая, что им делать дальше.
Они провели под открытым небом весь день, большинство из них далеко не молоды, они утомлены и раздражены. Небо начинает затягивать тучами, холодает. Народная милиция сделала все зависящее, чтобы люди не чувствовали себя брошенными. Подвезли воду, бутерброды, горячий чай.
«Нас просто сделали заложниками», — говорит одна из женщин. Некоторые особенно активные пытаются из толпы завязать перебранку с бойцами Народной милиции, стоящими в оцеплении.
«Есть несколько явных провокаторов. Их немного, но этого достаточно, чтобы держать всех в напряжении», — говорит кто-то из бойцов.
Часть тех, кто хотел бы развернуться обратно в сторону украинского пункта пропуска, уже не находят сил для этого.
«Вы как хотите, — обращается пожилая женщина к своим спутникам, — а я уже не могу прошагать с кучей сумок в руках несколько километров.
«Как вы могли такое допустить?», — спрашивают у представителей СММ ОБСЕ, чья машина стоит тут же на дороге.
Они быстро уходят в сторону и делают вид, что их миссия состоит в наблюдении атмосферных явлений. Хотя и в самом деле: что они могут ответить?
Вдалеке на украинской стороне виден копер шахты, дорога идет на подъем, закрывая обзор. И — темные силуэты людей, идущих по направлению к украинскому пункту пропуска в надежде, что их наконец-то пропустят обратно.
Уже шестой час вечера. Тука через соцсети заявил, что он закрыл пункт в Золотом не менее двух часов назад. Он прекрасно осведомлен, что в нейтральной зоне остались сотни две человек, которые оказались фактически заперты на небольшом отрезке дороги.
Рядом с людьми только представители ОБСЕ и Народной милиции. Тут же на дороге в машине миссии перевязывают женщину, споткнувшуюся при переходе и разбившую ногу о рельсу. С украинской стороны, устроившей это столпотворение, ни единого человека. И ни намека на то, что там готовы разруливать ситуацию.
Уже начинает темнеть, и к семи часам при содействии ОБСЕ людей начинают отвозить обратно на Золотое. Наступление темноты не предвещает ничего хорошего.
«Как только машины ОБСЕ уедут — начнут класть мины», — бросает один из бойцов.
Слава богу, в восьмом часу вечера людей успевают перевезти к пункту пропуска на украинской стороне. Превратить Золотое во вторую Волноваху Туке не удалось.