Тысячи патриотов Новороссии пришли попрощаться с Павлом Дремовым

Алина СИНИЦЫНА, «Луганск-1»

 

Проститься с полковником 6-го мотострелкового полка имени Платова Павлом Дремовым, погибшим в субботу в результате взрыва в его машине, прибыли десятки тысяч человек из Луганской и Донецкой народных республики. На закрытом прощании были первые лица ЛНР. На похоронах была и молодая жена Павла Дремова, бледная женщина, выглядевшая абсолютно потерянной. 

Огромная площадь перед Дворцом Культуры, где лежит тело легендарного атамана, заполнена людьми. Очередь из желающих проститься с Батей выстроилась на много метров. Много  военных, но немало и обычных гражданских людей, которые хотят отдать последний долг тому, кто так долго, верно и самоотверженно защищал их город.

Молодая жена Павла Дремова. Не успев стать супругой, она стала вдовой.

— Добрый, отзывчивый человек. Стоял с самого начала за свою землю. Вообще ничего плохого про него сказать не могу, — говорит Тамара из Стаханова.

Для дремовских казаков смерть Бати стала шоком. Разбился их мир, существовавший вокруг харизматичного атамана. Сейчас они похожи на осиротевших детей, больших, серьезных детей,  не понимающих, что делать. Ведут себя резко. Выгнали с похорон съемочную группу RT, отобрали флешку от видеокамеры у известного московского волонтера, перетаскавшего в Стаханов не одну тонну гуманитарной помощи — и это все только на площади, где происходила церемония прощания. Те, кто был особо приближен к Дремову, отмалчиваются. Обычные бойцы, напротив, охотно делятся теплыми воспоминаниями о Бате.

Церемония прощания длится с восьми утра до часу, но площадь перед ДК не пустеет. Наконец, люди расступаются, и выносят два гроба — Павла Дремова и его водителя Леонида Пинчука.

Под казачьими флагами, под флагами Новороссии гробы в молчании поднимают на машины. Километровая колонна отправляется на кладбище.  Автомобили едут, и едут, и едут. И на кладбище снова не маленькая группа самых близких, а огромная толпа.

Страшно видеть, как плачут мужчины. Страшно видеть, как плачут люди в военной форме. Страшно видеть, как плачут казаки. Но они плачут. Стоят друг за другом, чтобы в последний раз увидеть лицо своего горячо любимого атамана.