У какого доктора лечиться Украине?

Татьяна БОЖЕНКО

Олесь Бузина однажды сказал: «Украина — страна психических расстройств и навязчивых состояний». Лучше и не описать сущность этого недогосударства! Сейчас Украина напоминает захваченный безумными террористами чумной барак. Все — заложники чуждых безумных идей, но и сами заражены чумой… Коричневой, замшелой чумой нацизма.

Страна огорожена красными флажками, желтыми лентами, надо будет — колючая проволока натовская в ход пойдет! Никому не нужна Украина. Ни живая, ни мертвая — не нужна!
В сущности, случилось то, к чему Украина шла всю свою историю: вначале — благие цели, затем — захват власти кликой мерзавцев, и закономерный финал — лечение у России…

То, что Запад отказался от своего проекта, очевидно для всех: пир глобальных мародеров сорван, ситуация вышла из-под контроля, попытка организовать очередную воронку управляемого хаоса провалилась. Последний заход Порошенко уговорить США не сливать Украину обернулся неудачей — Барак Обама президенту Украины даже в аудиенции отказал, что особенно символично после аналогичного ответа президенту Турции Эрдогану. Обе страны были использованы по абсолютно одинаковому шаблону, оба проекта закрыты, и последствия своих афер США ликвидировать не будут. 
Что же теперь произойдет с Украиной? Нужно ли спасать, лечить, реанимировать дезориентированную страну?

Пока Украина охвачена стокгольмским синдромом — бесполезно. Сколь бы ни были мерзопакостны национал-террористы, втянувшие Украину в имитацию войны с Россией,  их поддерживают тысячи жителей, для которых возвращение в реальность кажется страшнее иллюзий. Последние двадцать лет на всех уровнях в головы украинцев вбивалось: «Украина — это не Россия», а как только возник раскол в сознании славянского братства, услужливо были подброшены мысли о «неславянском происхождении русских», «об украденной истории», и наконец — «о вечном противостоянии Мордору». Украина, как любое государство-пограничник на стыке двух цивилизаций, всегда была ареной для их борьбы.

Очень сложно в такой ситуации обрести свою идентичность, но история всегда дает жесткий рецепт лечения: чем хуже, тем лучше. Потому что историческое выздоровление определяет не то, как и у кого вы ХОТИТЕ лечиться, а то, как вам ПРИДЕТСЯ это делать и к кому в конечном счете обращаться.

Проблема только в том, что ситуация уже не терпит промедления. Украина стала обузой, и затеявшие переворот неоконы (так называют неоконсерваторов в США — «Луганск-1»)  должны определиться до президентских выборов в США со своей политикой в отношении этой страны. Может ли Америка заморозить украинский кризис до часа Х, который им видится в год выборов российского президента? Следуя их логике — нет. Тезисно:

— Будущему президенту США совершенно не нужен конфликт с туманной перспективой. Быстрой победы на Украине не вышло, а нынешний клинч сжигает ресурсы.

— В США принято закрывать перед выборами дела так, чтобы приблизительно полгода они не тревожили новый кабинет, а украинский кризис очень зависим от запада, он тревожный по определению.

— Финансирование украинской «армии»  в значительной мере теневое, но скоро начнутся проблемы в Турции, а именно она перевалочная база и отправитель/получатель героина/оружия. Это такой себе бартер, который сейчас выявлен и очень уязвим.

— Вопрос санкций против России должен решиться в июне, и Греция может заблокировать их продление. Единственный шанс у Киева — попытаться форсировать «российскую угрозу» путем провокаций большого масштаба на Донбассе, иначе запад коллективно выставляет себя полными идиотами.

— На линии разграничения сосредоточено огромное количество живой силы — логистика содержания армии сложная и дорогостоящая, а привычное воровство на всех уровнях командования украинской армией половинит и без того урезанные средства. Такая ситуация не позволит заморозить конфликт на годы.

— Перевод экономики на военные рельсы оказался утопией. Для такой экономики нужна большая война или огромные инвестиции. Первого пока нет, второе и не предвидится;

— Украина густо населена, и нарастающие проблемы с безработицей, социальной сферой, ростом тарифов взорвут ее. Тут не до хуторянства с краю, жирок прошлых лет вытоплен.

—Транзитная роль Украины для Европы еще не окончена, до конца лета вопрос газового транзита нужно решать.

В сущности, главное предназначение Украины — было, есть и будет — буферная зона для давления на Россию. Ради этого  страну и создавали из всего, что было в наличии. Поэтому унитарность Украины — это залог влияния англосаксов, а федеративное устройство — гарантия стабильности в регионе и паритета сил между ЕС и Россией. Пока существуют республики Донбасса, Украина не нужна Западу, этим она теряет 99% своей геополитической ценности. 

Историческая миссия Донбасса именно в сохранении Украины как государства, но в абсолютно новом для нее качестве — федерации. Это самый правильный выход из ситуации: благо для Украины и снятие напряженности между Западом и Россией. 
Украинский кризис будет преодолен. Совместными с Европой усилиями банды националистов разоружат, и запустится процесс денацификации общества.

Как бы там ни было, но украинцы и россияне — народы братские, и сумеют сообща преодолеть последствия рейдерского захвата Украины глобальными пиратами. Главное — зачинщики конфликта уползают, пытаясь сохранить лицо, что при нынешних разоблачениях практически невозможно.