Спасительный гуманитарный

Елена КРОМ, Первомайск

Регулярно направляя на Донбасс гуманитарные конвои, россияне вселили в наши сердца твердую уверенность в братском единстве. Именно на нем зиждется наша общая история народа-победителя, который никому не сломить.

Война… Она ворвалась в наш город огнем «Ураганов» и залпами «Градов». Горел восток, пылал закат, дымился город… Жуткий страх, паника и безысходность… Голод… О нем мы слышали, читали, но до тех пор не испытали. Август 2014-го. Массированные обстрелы загнали людей в подвалы. Ни хлеба, ни воды, ни электричества, ни связи с внешним миром. Город полон трупов. Хоронить невозможно. Передышки между огневыми атаками – минут по 15. В одночасье мирное существование превратилось в сущий ад. Дети. Беспомощные старики. Беременные. Роженицы.

А бездушный фашист целился точно по объектам инфраструктуры. Горели детсады и школы, водозаборы и подстанции, заводы и фабрики, котельные и городские больницы. Много раненых. Всем нужна медицинская помощь, все хотят есть. Не было элементарных предметов первой необходимости! Как выжить, когда не работают магазины, а приготовление пищи на костре стоит людям жизни… Но помощь пришла! Она пришла к нам из России. Первый гуманитарный конвой, как глоток живительной влаги. Безысходность и отчаяние сменились надеждой, волей к жизни, уверенностью в победе.

Комендант Первомайска Евгений Ищенко предложил жителям поработать волонтерами: развозить продукты по подвалам и бомбоубежищам. Добровольцы нашлись, вначале человек девять. Среди них Наташа, Лена и Оля, которые занимаются этим и сейчас. Тогда, в августе 2014 года они видели боль и страх в глазах людей, но больше всего им запомнились слова благодарности и слезы радости тех, кто выжил только благодаря гуманитарной помощи братьев и сестер из России, которые нашу боль восприняли как свою.

Акт насилия над народом Донбасса, откровенный геноцид, целенаправленно проводимый киевской хунтой, вызвали волну сострадания – и пошла в наш край череда конвоев, спасающих жизни. И мы поняли: мы не одни! За нами великая, безграничная сила духа российского, сила братства славянского! Позже откликнулась Беларусь, смелые земляки из Березовки, Кировска, которые в меньшей степени подвергались обстрелам. Дорога жизни к Первомайску была опасной. Нацисты прицельно обстреливали машины с гуманитарным грузом, но волонтеры, рискуя собой, везли нам продукты и медикаменты, обувь и одежду, игрушки и детское питание.

Доставить груз было нелегко, но еще трудней было его раздать жителям на линии фронта. В момент выдачи гуманитарки в город обязательно прилетали снаряды. Каратели метили по местам скопления людей. В декабре 2014 года волонтерам Первомайска пришлось перебираться в помещение кинотеатра «Заря», потому что в спортзал милиции, где размещались гуманитарные грузы, было попадание.

Летом 2014-го в городе было порядка 200 рожениц. Для беременных комплектовали специальные наборы, а после родов они получали другие, в которых были соски, бутылочки, погремушки, салфетки, пеленки. Раз в неделю мамочкам выдавали памперсы по 10–15 штук, детское питание, соки. По справкам от врачей и паспорту выдавались памперсы и лежачим больным. Остальные жители гуманитарную помощь получали в порядке живой очереди по паспортам. Но чаще всего, беспокоясь о безопасности людей, хлеб, воду, продукты, одежду развозили по убежищам.

Никто не умер голодной смертью. Социальные столовые появились благодаря гуманитарной помощи из России. Первое, второе и чай. Четвертинка хлеба. Под обстрелами смелые женщины обслуживали сотни людей, валясь с ног от усталости, но глаза голодных стариков не позволяли им дать слабину, и, собрав волю в кулак, они продолжали трудиться.

Спасительный гуманитарный. Его не забудет наш народ. Вспоминает Валентина Иваненко: «Ту ночь я помню плохо, как во сне. Из подвала, в котором не знаю, сколько просидела в ночной рубашке и летнем халате, в полной темноте, меня вытащил внук – ноги подкосились: дом разбит, и все нажитое под руинами. Мы с дедом хороший дом построили, добротный. Я на изолировке проработала, профессия вредная, но зато зарплата хорошая. Муж был шахтером. Сейчас мне 80 лет, вдова. И тут война. В убежище родного завода меня привели рыдающую и нищую. Так и осталась в одном халате. Люди дали, на чем спать, чем укрыться. А потом одежду привозили волонтеры. Пока пенсии не было – в столовую ходила. Слава Богу, гуманитарку дают, только она и спасает».

До сих пор трудно осознать, что тысячи стариков, детей и взрослых лишились крова из-за тех, с кем жили в одной стране. А помогают им соседи, участие которых не знает границ, и душевных, и державных. Вот и спасает нас этот гуманитарный поток, первый, пятый, двадцатый, сороковой и пятидесятый…