Апофеоз политического инфантилизма

После террористической акции по обесточиванию Крыма Россия вынуждена была в кратчайшие сроки наладить поставки электроэнергии на полуостров. И этот факт означает: инфантилизм киевской власти, кормящей с руки «своих» террористов, достиг своего апофеоза.

Подрыв украинскими террористами линий электропередач и лишение Крыма поставок электроэнергии – зеркало, в котором отразилась вся суть современной украинской политики. Уничтожение ЛЭП, естественно, не может быть делом каких-то одиночек-экстремистов, как это пытается изобразить украинская пропаганда, явно рассчитывая на полных идиотов. Такую серьезную диверсию не способны совершить неподготовленные люди, она не могла произойти без ведома украинских спецслужб, которые, естественно, не допустили бы ее без отмашки с самого верха.

Возникает вопрос: зачем это было нужно украинской власти?

С экономической точки зрения, это абсурд в чистом виде – Украина просто теряет прибыль, которую она имела просто «из воздуха», лишь за то, что электроэнергия из России в Крым проходила по ее территории. Более того, две ее атомные электростанции из-за снижения нагрузки попадали почти в аварийную ситуацию с непредсказуемыми последствиями.

С политической точки зрения, эта диверсия также абсурдна. Заставить таким образом крымчан на коленях приползти в объятия «нэньку» или наказать за «отступничество» тоже невозможно. Более того, рукотворная катастрофа еще более консолидировала их против Украины и укрепила русский патриотизм. Таким образом, никаких рациональных обоснований эта акция не имеет.

В чем же тогда основание и мотив?

Они чисто иррациональные, трудно понятные для нормального человека. Во-первых, это ненависть и мстительность, достигшая зоологической стадии. Зная, что уже очень скоро в Крым поступит электроэнергия напрямую из России через Керченский пролив, Украине захотелось хоть напоследок сделать крымчанам какую-то гадость в качестве хамской мести за возвращение в Россию. Прав был покойный Олесь Бузина (потому и уже покойный, что был прав): «Украинский национализм, что бы о нем ни говорили, дал великий исторический шанс хаму. И хам этим в полной мере воспользовался».

Во-вторых, это развившийся почти до идеала феномен террористического сознания. Им движима и украинская власть, и достаточно широкие массы населения – те, кто называет себя «свидомыми украинцами» и кто готов искоренять всех «несвидомых». В свою очередь, это террористическое сознание выражается в крайнем политическом

инфантилизме (лучше было бы даже сказать, политическом идиотизме), который выражается в полной безответственности за свои действия. Последствия не важны, главное – выплеснуть свою ненависть.

Дрейф Украины из олигархического государства в террористическое начался еще в 2014 году. Развязав войну в Донбассе и репрессии против инакомыслящих на своей территории, ее власть запустила процесс, имеющий свою логику, недоступную неонацистам. Отказавшись ради «Украины понад усэ» от диалога с мнимыми террористами, настаивавшим всего лишь на децентрализации государства, пораженного коррупцией снизу доверху, она расплодила собственных, самых настоящих и последовательных террористов. Варваризация сознания приобрела необратимый характер.

Анализируя социальные процессы в постсоветском обществе, российский исследователь Леонид Гозман сформулировал одну из его ключевых проблем следующим образом: «интерес… представляет не столько насилие, исходящее от власти, сколько насилие, осуществляемое самими гражданами, точнее – внутренняя готовность к осуществлению насилия»; «терпимость к насилию, фактический отказ от традиционных моральных норм определяются, помимо прочего, еще и ощущением переходности нынешнего периода… Экстремальность, временность обстоятельств «списывает» и ложь, и жестокость» (Гозман Л.Я. Психология перехода // Вопросы философии. 1995. № 5. С. 19; 21).

Очевидно, именно эта закономерность и была использована теми тоталитарными политическими силами на Украине, которые, начиная фактически с 1991 года, усиленно пропагандировали идеологию неонацизма, добившись, в конце концов, ее широкого распространения на уровне массового сознания. Благодаря их многолетним стараниям, подкрепленным щедрой помощью из-за океана, Украина стала некоей страной-монстром.

Как недавно сформулировал Роман Бабаян, ведущий известной программы «Право голоса», «Украина – это страна, в которой все друг друга ненавидят и готовы друг друга уничтожить за малейшее несогласие со своим мнением».

Киевские социологи Е. Донченко и А. Овчаров еще в 1999 году констатировали наличие тяжелого социально-психологического невроза, свойственного массовому сознанию на Украине. «На примере современной Украины мы видим, как Разум, отбрасывающий человеческую мораль, превращается в Безумие. На наших глазах… поглупел наш социум»; произошло «обессиливание социального гражданского интеллекта наших людей, превратив их в рассредоточенную, политически беспечную толпу с элементарным мышлением и примитивными чувствами… политика в Украине стала иррациональным средством потенциального саморазрушения и самоуничтожения» (Донченко Е., Овчаров А. Адаптационный невроз социума как следствие управленческого кризиса // Социология: теория, методы, маркетинг. 1999. № 1. С. 175).

Как видим, сейчас «украинская политика» (теперь эти слова можно употреблять только в кавычках) – это уже отнюдь не потенциальное, а актуальное средство саморазрушения и самоуничтожения народа. И в первую очередь именно наиболее активных, «пассионарных» масс. Без них нынешние украинские политики сами по себе ничего не

могли бы сделать. Это именно они, «активные массы», одурманенные неонацистской пропагандой «майданов», тупо и упорно тянут страну в бездну и занимаются самоуничтожением собственного народа.

Стоит отметить, что существует большой контраст настроения основной массы людей в России и Украине, который хорошо чувствуется, если только сознательно не закрывать на него глаза. Приезжая в Россию, словно попадаешь в атмосферу большой стройки: во всем чувствуется большая энергия, уверенность в своих силах, большое доверие и открытость между людьми. Во всех сферах жизни, за редкими исключениями, сразу видны постоянные улучшения. Возвращаясь в Украину, словно попадаешь со стройки в приют для инвалидов: здесь во всем чувствуется депрессия, неспособность и нежелание что-либо делать, тотальное приспособленчество, подозрительность и поза вечной обиженности на кого-то. Такое общество в принципе нежизнеспособно. А государство в таком обществе может быть лишь инфантильным паразитом и разрушителем, плодя вокруг себя таких же самозабвенных паразитов и варваров.

Виталий Даренский, кандидат философских наук, политический эксперт «Луганск 1»