Ядерная угроза со стороны Украины: миф или реальность

Даже замысел ядерного шантажа, а тем более возможности применения оружия массового поражения, уже опасен для коллективной безопасности Европы и мира. Такое мнение Донецкому агентству новостей высказал российский военный аналитик, генеральный директор Бюро военно-политического анализа Александр Михайлов.

Полемика о ядерной безопасности в мире ведется более 77 лет — с того момента, как США применили атомное оружие против мирного населения Японии — 6 и 9 августа 1945 года американские самолеты сбросили атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки. Это единственный в истории человечества случай применения «военного атома». Позже, в период холодной войны, казалось бы, мир дважды стоял на пороге катастрофы, добавил беспокойства шантаж со стороны Ирана и КНДР, запустивших собственные ядерные программы, также вспоминается ядерный апокалипсис 1986 года — авария на Чернобыльской АЭС. Но наибольшие и реальные опасения вызвали намерения Украины вернуть себе «ядерный» статус, утраченный в результате договоренностей о разоружении в 90-е. Добавляет опасности поведение Киева на «поле боя». В последние дни его армия несколько раз сознательно нанесла удары по критической инфраструктуре Запорожской АЭС. Это крупнейшая атомная электростанция в Европе. Авария, несомненно, приведет к непоправимым последствиям. Но сторонников «партии войны» в Киеве, по всей видимости, интересуют лишь политические очки и возможность манипуляции Западом.

Ситуация вокруг Запорожья, кажется, «разбудила» мировое сообщество, старающееся всеми силами на протяжении последних восьми лет не замечать или сознательно замалчивать возрождение фашизма на Украине и геноцид жителей Донбасса. Удары по объекту атомной энергетики из РСЗО, гаубичной артиллерии и беспилотников вынудили вынести этот вопрос на повестку Совбеза ООН. С докладом по ситуации на ЗАЭС на прошлой неделе выступил гендиректор МАГАТЭ Рафаэль Гросси.

Справка: Международное агентство по атомной энергетике (МАГАТЭ) создано как независимая межправительственная организация в системе ООН. Цель — констатировать, что работы в мирной ядерной области не переключаются на военные цели. Государство, подписывая соответствующее соглашение, как бы гарантирует это. С появлением Договора о нераспространении ядерного оружия работа МАГАТЭ приобрела особое значение, поскольку ДНЯО сделал обязательным для каждого государства-участника заключение соглашения о гарантиях.

Вероятно, что киевские власти массированными обстрелами, обвиняя при этом российскую сторону, добиваются размещения на АЭС инспекторов МАГАТЭ. Главная цель, вероятно, даже не безопасность, а цена — Запорожская АЭС вырабатывает до 20% всей электроэнергии, потребляемой в стране, и ее выключение из энергосистемы Украины грозит новым кризисом.

«Шантаж во всех видах — для современной Украины уже стал своеобразной „визитной карточкой“ во внешнеполитических вопросах. Это является серьезным признаком киевской власти не столько нежелания, сколько неумения идти на компромисс. А ведь именно на компромиссах строится современная дипломатия», — говорит Александр Михайлов.

Однако обстрел Запорожской АЭС — далеко не первая попытка атомного шантажа со стороны нынешних киевских властей. Так, 19 февраля 2022 года на 58-й Мюнхенской конференции по безопасности президент Украины Владимир Зеленский, в частности, заявил, что намерен инициировать процедуру выхода его страны из Будапештского меморандума. Из такого категоричного заявления следовало, что Киев будет стремиться получить «ядерный статус», потому что суть упомянутого соглашения в отказе подобного статуса в обмен на гарантии безопасности от России, Великобритании и США.

Впрочем, в английском варианте текста меморандума нет слова «гарантии», а есть «assurances» — «заверения в безопасности». Об этом, в частности, заявлял еще в 2014 году посол США на Украине Джеффри Пайет. То есть Вашингтон и Лондон пошли на хитрость, вынудив Киев подписать тот самый Будапештский меморандум на своих, весьма призрачных, условиях. О том же самом заявила и посол ФРГ в Киеве Анка Фельдгузен: «Будапештский меморандум — это такой формат, как сказать, он не имеет международных обязательств».

В Москве заявляли, что Киев после госпереворота в 2014 году перечеркнул свой статус наследницы Украинской ССР и не может иметь никаких гарантий от РФ.

Но может ли Украина сейчас создать на своей территории и без помощи третьих стран ядерный «спецбоеприпас», хватит ли на это компетенций украинских ученых, и не только физиков-ядерщиков?

«В любом случае, государство, уже имеющее ядерные технологии в сфере энергетики может нарастить свой потенциал в этой отрасли на столько, чтобы произвести ядерное оружие. Тем более, все-таки после развала Советского Союза в 1991 году на территории Украины осталось значительное количество кадров в этой области, подготовленных еще советской системой образования. Они стали своеобразными „наследниками“ научной и технологической мощи СССР», — дал оценку Михайлов.

Но военный эксперт все же выразил скепсис, говоря о способности современной украинской науки консолидировать усилия в создании атомной бомбы с нуля.

«Немаловажным фактором является и физическое старение тех научных кадров, которые остались после развала СССР на Украине. То есть научного потенциала молодых украинских специалистов-ядерщиков для эксплуатации атомных реакторов вполне хватает. А вот для создания оружия на этих физических принципах — вряд ли…», — считает эксперт.

Справка: После того, как в 1994 году с Украины были вывезены в Россию все ядерные боеголовки, у Киева все еще оставались весьма значимые научные компетенции по самостоятельному созданию «спецбоеприпасов».

Ключевая роль в производстве ядерных боезарядов отводилась Национальному научному центру «Харьковский физико-технологический институт» — сокращенно ННЦ ХФТИ. Его экспериментальная база позволяет выполнять широкий спектр исследований по изучению ядерных материалов, в том числе отработавших реакторных топливных сборок, которые могут использоваться для получения оружейного плутония. При этом в научно-исследовательском подразделении нейтронной физики ХФТИ проводились расчеты критичности ядерных реакторов, которые применимы и в ядерно-оружейной области.

Национальная академия наук Украины содействовала ядерным исследованиям. Ее подразделения — Институт ядерных исследований и Институт органической химии, которые находятся в Киеве, изучали методы разделения изотопов ядерных материалов. В этих работах также участвовали сотрудники Института проблем безопасности АЭС в Чернобыле, Государственного научно-технического центра по ядерной и радиационной безопасности в Киеве и Института физики конденсированных систем во Львове. Работы, в частности, велись в области моделирования состояния вещества при ядерных реакциях.

Важное значение отводилось металлургии ядерных материалов и технологий производства спецсплавов. Эту тему вел Институт электросварки им. Патона, а также Институт металлофизики им. Курдюмова, Институт проблем материаловедения им. Францевича и Физико-механической институт им. Карпенко. Как видите, масштаб «ядерной военной программы» Украины охватывает целый научный сектор, а имеющийся потенциал вполне может быть воплощен в реальных «изделиях».

Работы с радиоактивностью на Украине получили выраженную практическую направленность в 2014 году — после «евромайдана» по негласному распоряжению президента Петра Порошенко. В стране целая сеть АЭС и Чернобыльская зона с повышенным уровнем радиации. Она идеально подходит для проведения секретных экспериментов с возможным выбросом радиоактивных изотопов.

В последние годы Киев также активизировал геологоразведку глубинных слоев на территории действующих урановых шахт, а также освоение перспективных урановых месторождений в Николаевской, Днепропетровской и Кировоградской областях. Одновременно с этим украинские представители начали переговоры с иностранными компаниями об оказании помощи в создании предприятий по обогащению урана.

Примечательно, что на гидрометаллургическом заводе в Желтых Водах (Днепропетровская область) уже велась переработка концентрата оксида урана из добываемой на Украине руды, который может использоваться при обогащении урана в газовых центрифугах без дополнительной переработки и очистки.

Гендиректор Бюро военно-политического анализа считает, что даже замысел создания ядерного боеприпаса — уже опасен.

«Такая провокация со стороны киевской власти угрожает всему миру, ни много, ни мало — крахом цивилизации в ее современном привычном понимании. На мой взгляд, такие агрессивные заявления президента Украины Владимира Зеленского как раз и стали одной из причин, по которой Владимир Путин начал специальную военную операцию. Потому что заявления Зеленского на таком уровне — это уже не бред, а угрозы, граничащие с маниакальными!..» — уверен Михайлов.

Он добавил, что даже несерьезные разговоры лидеров государств, как показывает практика, зачастую приводят к весьма серьезным последствиям.

«Но вопрос ведь еще и в том, чего бы хотели западные кураторы современной Украины. Дело в том, что там, на Западе, сейчас созрел совершенно античеловеческий план, при котором ядерное оружие или, так называемая, „грязная бомба“ занимала какое-то место, то — вполне возможно, на Украине она бы появилась…», — считает собеседник.

Российский военный эксперт отмечает, что коллективный Запад через некое «заинтересованное» государство мог бы тайно поставить киевскому режиму атомную боеголовку.

«Но тут нужно понять в этом случае, как бы выглядел сценарий применения такой боеголовки нынешней украинской властью?.. Ведь в штабах при оперативно-стратегическом планировании прорабатываются все возможные сценарии конфликта, учитывая уровень развития вооружений», — отметил Михайлов.

По его словам, в частности в США создают компактные боеприпасы мощностью от 0,5 до 50 килотонн в тротиловом эквиваленте для оснащения перспективных гиперзвуковых и уже имеющихся крылатых ракет типа «Томагавк».

«Доставить такой компактный заряд на территорию Украины не было бы большой проблемой, если только, конечно, такое решение было бы принято, — говорит специалист. — Вопрос, опять же в том, что подобная „спецоперация“ довольно серьезная, и поэтому, учитывая высокий уровень разведки, в том числе и военной, в Российской Федерации о ней стало бы известно уполномоченным лицам».

Российский эксперт также указал на острое желание Вашингтона нарушить международные договоренности в свою пользу, которое приобрело просто массовый характер в XXI веке.

«Это началось еще с 2001 года, когда США в одностороннем порядке вышли из Договора о Противоракетной обороне (ПРО). После этого и „посыпалась“ вся архитектура международной и европейской, в том числе, безопасности, которая, по сути, выстраивалась на дипломатическом уровне едва ли ни с 1962 года, со времени Карибского кризиса, — отметил Михайлов. — Надеюсь, что на современном этапе нам удастся избежать повторения подобного противостояния сверхдержав, которое едва не обернулось глобальной ракетно-ядерной войной».

Таким образом, подытожил российский военный эксперт, угроза ядерного шантажа со стороны Украины остается вполне реальной, вне зависимости, сможет ли эта страна создать атомный боеприпас или же «грязную бомбу» со смесью радиоактивных изотопов. В этом случае важнее склонность современной киевской власти все же рискнуть пойти на подобный шаг. И это является еще одной причиной проведения Россией СВО — для обеспечения общеевропейской и в итоге, мировой ядерной безопасности.