ВСУ начали переброску «радиоактивной бомбы» из «АТО» на юг Украины

Александр НАДЕЖДИН, «Луганск-1»

В нынешнее время трудно кого-либо удивить. И все же создается впечатление, что киевская власть поставила перед собой задачу сохранять в гражданах чувство глубокого изумления.

То с монголов требуют компенсации за Батыево нашествие, то название  «Россия» предлагают  заменить «Московией», то, заразив Донбасс радиоактивной техникой, пытаются обрадовать сомнительным презентом юг Украины.

Когда появились фотографии опустевшего кладбища зараженной радиацией техники, применявшейся в ликвидации последствий Чернобыльской аварии «Рассоха», украинские политики молчали. Когда военнослужащие ВСУ в «зоне АТО», обнаружив, чем они воюют, взбунтовались, они продолжали хранить молчание. Когда просочилась информация о подготовке «радиоактивной бомбы» к переброске на юг Украины, в дар татарам и тербатальонам (об этом сообщал и наш корреспондент из Северодонецка – «Луганск-1»), они сделали удивленные глаза. На днях началась реальная отправка смертоносного (для окружающих) вооружения.

Меня интересует чисто медицинская тема – насколько вредна эта техника для жителей сел, где она базируется, для железнодорожников, которые ее перевозят, для солдат, которые в ней служат. Поэтому попросил дать комментарий заместителя главного врача по лечебной работе ГУ «Луганский республиканский клинический онкологический диспансер» Валентину Катилевскую:

В диспансере с онкологическими заболеваниями борются с помощью лучевой терапии. Радиация по своей природе вредна для жизни. Потому работа людей, применяющих лучевую терапию, признана вредной, они получают определенные льготы. О степени опасности зараженной радиацией техники судить трудно. Ведь мы не знаем уровня зараженности танков и бронетранспортеров. Однако даже малые дозы облучения могут «запустить» не до конца еще установленную цепь событий, приводящую к раку или генетическим повреждениям. Раковые заболевания в этом случае проявляются спустя много лет после облучения, порой через одно-два десятилетия. А поражения генетического аппарата нередко проявятся лишь в последующих поколениях – в детях, внуках и более отдаленных потомках солдат.

Если в первые месяцы войны солдатам ВСУ для получения льгот приходилось доказывать свое участие в «АТО», то как через время они смогут связать проблемы со здоровьем с влиянием радиоактивной техники? Киевские власти уже сейчас стараются усложнить это не только своим молчанием, но и невозможностью измерить уровень радиации (счетчиков Гейгера у солдат нет) на прибывающей неизвестно откуда технике.