Семья с двумя малолетними детьми чудом выжила во время обстрела ВСУ Николаевки

Семья с двумя малолетними детьми чудом выжила, покинув дом в селе Николаевка за пару минут до попадания в него минометной мины, выпущенной с позиций ВСУ. Об этом рассказала жительница обстрелянного дома Ольга Паршина, передает Луганский информационный центр.

Киевские силовики 29 ноября обстреляли Николаевку из 82-мм минометов, повреждения получили жилые дома. Последствия обстрела села зафиксировали сотрудники представительства ЛНР в Совместном центре по контролю и координации режима прекращения огня.

«Сидели на кухне всей семьей, пили, ели, колбасу я готовила. Вот тут (у окна) сидели внучка и внук на полу. Начали стрелять, мать собрала детей, спустились в подвал, как только на время прекратили стрелять, сразу увезли детей в Луганск, и буквально через несколько минут, как уехали, прилетел снаряд. Слава богу, что уехали, иначе здесь уже не было бы никого», – сказала Паршина.

Боеприпас разорвался у окна кухни. Взрывной волной полностью были выбиты окна, пробита стена, посечены стены, мебель, холодильник.

Женщина констатировала, что киевские силовики не обстреливали Николаевку более трех лет, и за это время местные жители «привыкли к мирной жизни».

«Дети только гулять на улице научились без страха, и то только возле двора. Наши дети знают, что нельзя ни в посадку, ни к речке», – отметила Паршина.

Она уточнила, что детей в селе осталось мало, «все, кто мог, увезли свои семьи подальше», а оставшиеся «все имеют психологические травмы».

«Все эти дети, которые здесь все эти годы, у них у всех нарушена психика, они все боятся шорохов, резких стуков. Маленькие дети понимают слова «мы сейчас умрем». Вот представляете, я обнимала внука в подвале, а он такое говорит», –  сказала женщина.

Хозяин еще одного подвергшегося обстрелу со стороны ВСУ дома Петр Садовничий отметил, что жители села не ожидали «такого сильного обстрела».

«Сидел с женой, разгадывали кроссворд, а потом вот сюда прилетело. Такого сильного обстрела не было вообще с 2015 года. Люди, конечно, разъехались за это время, в основном пенсионеры остались, но дети тоже есть», – сказал он.