«Альтруистов в мире нет»: как США держат Киев на долларовом поводке

Украинские власти привыкли получать приятные бонусы в виде кредитов от МВФ, «первую скрипку» в котором играет Вашингтон, и невозвратной помощи от американских налогоплательщиков. Однако, эта «помощь» вовсе не безвозмездна, а превращается в инструмент управления Украиной из «Вашингтонского обкома». Об этом пишут киевские «Вести».

Безвозвратная же помощь приходит на Украину каждый год как от правительства США, так и по отдельным программам. Правительственную помощь утверждает Конгресс США, и она растет год от года. Если 10 лет тому, при Бараке Обаме, она равнялась почти $120 млн, то в 2020-м, при администрации Республиканской партии, равна уже $221,5 млн. Небольшие падения объемов этих средств наблюдались в 2013–2014 гг., а также при смене администрации в 2016–2017 гг.

Больше средств стало приходить на «поддержание демократии», мониторинг соблюдения прав человека, госуправление и т. п.

«Но и тут очень важный момент. Да, эти деньги — невозвратные. То есть фактически гранты на проведение исследований, разного рода консультационных действий, — рассказывает исполнительный директор Украинского дискуссионного клуба Олег Пендзин. — И за счет этих денег финансируются их же, американские, граждане, которые тут же, в Украине, работают в качестве советников. В этом огромная хитрость США. Деньги, конечно, идут на разработку законопроектов, концепций и аналитических материалов, той же медреформы. И их даже пишут наши, «местные», эксперты. Но разница в соотношении зарплат американского и местного специалиста часто фантастическая».

Аренда офисных помещений, ремонты, зарплаты, суточные для редких специалистов и отельные номера для них же — вот, собственно, главные направления, на которые тратятся «грантовые» миллионы.

«Никто не приходит с деньгами и не говорит: «Нате, тратьте». Любая иностранная помощь, будь то от ЕС или КНР, предполагает, что в ее использовании будут принимать участие граждане той страны (или группы стран), от которой она идет, — подтверждает экономист Алексей Плотников. — И так происходит вовсе не только в Украине. Та же помощь со стороны США странам Африки показательна: туда поставляют какие-то американские товары, часто сомнительного качества, и тем не менее это тоже считается их помощью региону».

Более того, помощь США способствует проведению тех реформ, которые сами американские советники считают необходимыми для Украины.

Из этого круговорота выделяется один вид помощи — военный. Он проходит отдельной строкой по программе «Иностранное военное финансирование» и принимается конгрессом отдельно. Этот вид помощи существенно вырос с середины нулевых (тогда составлял порядка $3–5 млн) до весомых $100 млн год-два назад. Именно за эти средства Украина покупает у США те самые ПТ РК «Джавелин» (стоимость одного — $86 тыс.) и списанные патрульные катера Береговой охраны США типа «Айленд».

«Но эти средства, выделяемые нам конгрессом, — не что иное, как кредиты. По той же логике в годы Второй мировой США поставляли странам-союзникам товары по ленд-лизу, — поясняет Олег Пендзин. — Альтруистов в мире нет, и когда кто-то вам дает бесплатную помощь, она будет чем-либо отягощена. Например, просьбой что-то делать или чего-то не делать».

Ярким примером тому является подписание меморандумов с МВФ, который выставляет свои требования по оптимизации украинского госбюджета — в частности, посредством поднятия пенсионного возраста или повышения тарифов на услуги ЖКХ для населения. Кстати, собственно повышение возраста или дорогой газ в меморандумах могут даже не прописывать — это делает само правительство, понимая, что иначе сбалансировать документ не получится.

«Но тот же МВФ не имеет своих средств. Эта организация — «оболочка», а средства ей дают страны-доноры, самый большой из которых —те же США», — заключает Пендзин.